Жизнь и социальный статус гладиатора

Главная » История » Гладиаторы » Жизнь и социальный статус гладиатора

Гладиаторы отбирались из числа военнопленных, рабов, осужденных преступников и волонтеров. Военнопленными гладиаторские школы пополнялись после каких-либо значительных войн. В период Республики эти военнопленные обычно сражались со своим традиционным или напоминающим его оружием. Отсюда происходят названия некоторых типов гладиаторов (самниты, галлы, фракийцы).

Наиболее многочисленной группой были гладиаторы-рабы. Рабы могли быть проданы хозяином ланисте (до Адриана (имп. 117–138 гг.) вообще без объяснения причины) или приговорены к профессии гладиатора в качестве наказания.

В период Империи обычным видом казни стала смерть на арене. Преступников могли осудить на такую казнь за убийство, разбой, поджог, осквернение храма, государственную измену или военный мятеж. Нередко в число осужденных попадали и христиане, отказывавшиеся воздавать императору божественные почести. Приговоры были различны, в зависимости от проступка и потребностей амфитеатров. Некоторых приговаривали к смерти от меча (damnatus ad gladium), других — «к диким животным» (damnatus ad bestias). В первом случае они принимали смерть от профессиональных гладиаторов, во втором случае их отдавали на растерзание диким животным (о последних подробнее см. главу I). В любом случае эти несчастные не имели ни малейшего шанса на выживание — без оружия и специальной подготовки они не могли не погибнуть. Однако существовала и третья возможность — приговор «к школе гладиаторов» (damnatus ad ludum). Это был наиболее желанный приговор для любого осужденного преступника, так как он получал хоть какой-то шанс: пройдя два года обучения в гладиаторской школе, он затем должен был три года сражаться на арене. Если после этого он оставался в живых, то получал деревянный меч рудис в знак освобождения.

И наконец, последнюю группу составляли свободные гладиаторы-волонтеры, получившие название ауктораты. Они появились в период поздней Республики, а в период Империи их число резко возросло. Гладиаторы-ауктораты были особенно популярны. На одной из гробниц в Помпеях есть надпись, в которой говорится, что в первый день будут сражаться свободные гладиаторы, а во второй — гладиаторы-рабы. Их очень ценили за высокий боевой дух и надежность.

Надпись с острова Фасос в Эгейском море свидетельствует, что на 10 гладиаторов-рабов приходилось 2 ауктората, а судя по одной из надписей в Малой Азии (из Aegae, Nemrut Kalesi), число гладиаторов-волонтеров иногда даже превосходило число несвободных гладиаторов — на каждых 3 гладиаторов-рабов приходилось 5 аукторатов.

Любой свободнорожденный или вольноотпущенник, приходя в гладиаторскую школу, давал в присутствии официального лица клятву в том, что его можно «жечь, заковывать в цепи, сечь и убивать железом». Тем самым он признавал право своего «работодателя» распоряжаться его жизнью и смертью в течение всего срока договора. Взамен он получал установленную законом плату в размере 2 000 сестерциев за каждое выступление. По окончании срока договора он мог вторично наняться гладиатором. В таком случае ему полагалось уже 12 000 сестерциев за выступление. Гладиаторы-волонтеры имели право в любое время расторгнуть контракт, заплатив выкуп.

Большинство свободнорожденных шли в гладиаторы ради денег и славы. Явное неодобрение таких действий слышится в словах Тертуллиана, писавшего около 200 г. н.э.: «Скольких бездельников тщеславие побудило взяться за ремесло гладиатора, а некоторые из тщеславия даже участвуют в звериных травлях, и считают, что шрамы от когтей и зубов сделают их привлекательнее». Однако известны и романтические истории, когда доброволец преследовал благородные намерения. Так, в городе Амастрисе один молодой человек стал гладиатором за четко оговоренную сумму (10 000 драхм), которая была нужна ему, чтобы выручить друга из беды. В другом случае молодой аристократ стал гладиатором, чтобы оплатить похороны своего отца.

Кроме того, на арене появлялись многие знатные римляне, даже сенаторы и всадники. Нередко это случалось по принуждению отличавшихся особой жестокостью императоров, но часто и по их собственному желанию. Изучать гладиаторское искусство, по-видимому, было очень модно, и многие знатные римляне занимались им в качестве хобби, почти как сейчас многие занимаются восточными боевыми искусствами или историческим европейским фехтованием. Существовали даже целые молодежные команды (juventus), которые обучались гладиаторскому искусству с помощью учителей из гладиаторских школ (докторов). Эти люди иногда выступали на арене (возможно, на деревянном оружии), но в целом они не делали профессиональной карьеры гладиатора и не зарабатывали на этом деньги. Любили сражаться с гладиаторами и некоторые императоры, но никто из них не мог сравниться с императором Коммодом (имп. 180–192 гг.), у которого эта страсть приняла психопатический характер. В поединках у себя дома он не задумываясь убивал противников или калечил их, срезая мечом волосы, носы или уши. Но выступая на публике, он не использовал стальное оружие и избегал проливать кровь. На статуе, воздвигнутой им самому себе, он приказал указать, что победил 12 000 противников. За каждый день, проведенный на арене, Коммод получал миллион сестерциев.

Калигула (имп. 37–41 гг.), с присущей ему жестокостью, сражался с мирмиллонами на деревянном оружии, но затем добивал противников, нарочно поддавшихся императору, уже настоящим металлическим оружием. Скромнее вели себя императоры Тит (имп. 79 – 81 гг.), Адриан (имп. 117 – 138 гг.), Луций Вер (имп. 161 – 169 гг.), Дидий Юлиан (имп. 193 г.), Каракалла (имп. 211 – 217 гг.) и Гета (имп. 211 – 212 гг.), просто обучавшиеся гладиаторскому искусству. Есть также предположение, что Макрин (имп. 217 – 218 гг.) до того, как стать императором, был рабом-гладиатором, получившим освобождение.

Аукторатов, с одной стороны, ценили, с другой — презирали, как «торгующих своей кровью». Их часто приравнивали к сводникам и актерам, а в некоторых местах (например, в городе Сарсина) даже запрещали хоронить на кладбище, подобно повесившимся самоубийцам и сутенерам. Пожалуй, большее презрение вызывали разве что ланисты, которых все приравнивали к сутенерам.

Еще в 38 г. до н.э. был принят закон, запрещавший сенаторам, а позже и всадникам выступать в качестве гладиаторов. Однако закон не соблюдался, и уже девять лет спустя на арене опять появился сенатор, а в 11 г. н.э. пришлось отменить запрет для всадников, и во времена Тиберия (имп. 14–37 гг.) многие «распутные юноши из высших сословий» добровольно шли в гладиаторы. В 69 г. н.э. вновь выходит указ, строжайше запрещающий всадникам участвовать в гладиаторских боях. По свидетельству Тацита, «при прежних принцепсах их склоняли к этому деньгами, а чаще заставляли силой; муниципии и колонии наперебой старались подкупить самых развращенных из молодых людей и сделать их гладиаторами».

В I–II веках н.э. на арене можно было видеть и женщин-гладиаторов. Первое упоминание о гладиатрисах (gladiatrici) относится к правлению Нерона (имп. 54 – 68 гг.), когда «большое число знатных женщин … запятнало себя выходом на арену». Тогда же по случаю приезда в Италию парфянского царя Тиридата III было устроено экстравагантное шоу, в котором сражались как мужчины, так и женщины всех возрастов, причем все они были африканцами. Встречаются упоминания о гладиатрисах и позднее, при императоре Домициане (имп. 81 – 96 гг.).

Однако, по-видимому, бои женщин-гладиаторов были сравнительно редки, так же как и гладиаторские игры, организованные женщинами. В 200 г., после того, как состоялось особенно много поединков гладиатрис, император Септимий Север раз и навсегда запретил женщинам выступать на арене.

Гладиаторы-рабы обычно имели только имя, для свободных гладиаторов указывалось также собственное родовое имя (например, Ti.Claudius Firmus, Т.Flavius Incitatus, М.Ulpius Felix, P.Aelius Aplus). В то же время, многие гладиаторы, как рабы, так и свободные, предпочитали брать псевдонимы, либо от отличающихся какими-либо достоинствами зверей (типа Лев, Тигр, Голубь), либо от мифологических персонажей (Ахиллес, Геркулес), либо от известных гладиаторов, любимцев публики (Гермес, Колумбус, Триумфус). В некоторых надписях за именем гладиатора можно встретить уточнение «lib», хотя не ясно, имеются ли в виду «свободные» граждане (liber) или гладиаторы-вольноотпущенники (libertus). Иногда также в эпиграфике встречается наименование рудиарий (rudiarius), тогда речь однозначно идет о гладиаторе, получившем освобождение вместе с деревянным мечом рудис.

Какие у гладиаторов были шансы выжить? И сколько в среднем жил гладиатор? Известно, что даже побежденный гладиатор часто покидал арену живым. Но как часто поверженный гладиатор мог рассчитывать на миссио? В разные периоды отношение к побежденным гладиаторам было различным. О периоде Республики у нас очень мало подробных сведений. Однако складывается впечатление, что бои нередко заканчивались смертью гладиаторов. Не последнюю роль в этом играло политическое значение мунера. Игры обычно устраивались с целью привлечь симпатии публики в борьбе за власть. Чем более масштабное и кровавое шоу, тем больше оно запоминается. Кроме того, эдитор, как правило, шел на поводу у публики: «Зрелища сами дают и по знаку условному черни, ей угождая, любого убьют».

В период Империи политическая роль гладиаторских игр изменилась, хотя решение эдитора продолжало зависеть от публики. Император Август (27 г. до н.э. – 14 г. н.э.) ввел регулирующие мунера правила и запретил бои сине миссионе, то есть схватки, в которых с самого начала делалась установка на смерть одного из гладиаторов. Любопытны данные подсчетов, проведенных Ж. Виллем, который проанализировал сохранившиеся материалы по 100 поединкам, имевшим место в I веке н.э. Из 200 гладиаторов, участвовавших в этих поединках, умерло только 19. Причем реальное число людей, которые не получили миссио, еще меньше, так как из этих девятнадцати кто-нибудь, возможно, получил смертельную рану в ходе боя, а кто-то, возможно, умер от ран впоследствии. Таким образом, гладиатор, выходивший в то время на арену, имел шансы остаться в живых примерно 9:1, а проигравший — 4:1.

Во II и особенно в III веках н.э. число смертей на арене резко возросло. По подсчетам Ж. Вилля, каждый второй поединок в III веке заканчивался смертью гладиатора. Таким образом, шансы гладиатора остаться в живых в ходе боя снизились до 3:1, а проигравший имел равные шансы на сохранение жизни и на смерть.

Эти сухие цифры статистики показывают, что в начале периода Империи дарование жизни побежденному гладиатору (миссио) было нормой, и только гладиаторы, продемонстрировавшие способности значительно ниже среднего уровня, могли быть наказаны смертью. Но позднее, во II и III веках н.э., ситуация кардинально изменилась. Нормой стало убийство проигравшего гладиатора, а миссио жаловалось только гладиаторам, продемонстрировавшим исключительные способности.

Возможно, во II–III веках н.э. опять приобрели популярность бои сине миссионе, при которых с самого начала принималась установка на смерть одного из участников. Иначе трудно объяснить следующую надпись, начертанную на цоколе статуи Публия Бебия Юста, воздвигнутой в 249 г.: «Он в Митурнах в течение четырех дней выставил одиннадцать пар гладиаторов, из них было убито 11 гладиаторов из первого разряда Кампании и 10 кровожадных медведей». Таким образом, убит был каждый проигравший гладиатор! Все убитые гладиаторы были первого разряда, к тому же из Кампании, области, во все времена славившейся подготовкой своих гладиаторов! Невероятно, чтобы никто из этих прославленных бойцов не продемонстрировал виртуозного искусства.

Приведенная выше статистика может помочь и в решении вопроса о продолжительности жизни гладиатора. Выступления профессиональных гладиаторов на арене происходили не так уж часто. Большие гладиаторские игры проводились относительно редко, и гладиаторы месяцами находились в бездействии. Если принять, что гладиатор выступал на арене в среднем три раза в год, то даже в I веке н.э. его карьера должна была бы закончиться смертью ранее чем через 4 года. Однако это средний показатель. Реально, неодаренные или плохо подготовленные новички обычно погибали в первых же боях, а профессионалы, одержавшие немало побед, жили значительно дольше. Происходило это по нескольким причинам. Во-первых, в первых же боях слабые отсеивались и оставались только сильнейшие. Во-вторых, никакие тренировки не могут заменить реального боя. Поэтому опыта и уверенности в себе у ветеранов было значительно больше. И, наконец, главное — у прославленного бойца были толпы поклонников, которые не позволили бы ему умереть даже в случае его проигрыша. Гладиатор-ветеран мог рассчитывать на миссио чаще, чем никому не известный боец. Этим объясняется существование чемпионов, которые провели 60, 80, 88, 107, 125, 150 боев и при этом остались живы. Приведенные цифры показывают, что знаменитые бойцы-ветераны сражались чаще новичков и, вероятно, устраивали гастроли по разным городам.

Судя по надгробным памятникам, средняя продолжительность жизни гладиатора составляла около 27 лет, что приблизительно соответствует средней продолжительности жизни многих римлян в то время. Однако памятники с надгробиями, вероятно, ставили только прославленным гладиаторам. Большинство же рабов-гладиаторов, погибших в самом начале своей карьеры, едва ли удостаивались захоронения с надгробными памятниками. Поэтому можно предположить, что большинство гладиаторов погибало в среднем в возрасте от 18 до 25 лет. Однако, конечно же, нет правил без исключения. Например, сирийский гладиатор Фламма дожил до 30 лет, хотя постоянно испытывал судьбу — он четыре раза получал рудис, но постоянно возвращался на арену. В целом он одержал 25 побед, получил 4 миссио (пощада) и 9 станс миссус (ничья). Свою карьеру он начал в 17 лет, из чего мы можем заключить, что он дрался в среднем каждые четыре месяца.

Отношение гладиаторов к своему ремеслу было различным. Часто встречающееся представление о том, что гладиаторов палками и раскаленным железом выгоняли на арену, где они обязательно должны были умереть, кажется весьма однобоким и не всегда соответствующим действительности. Конечно, известно несколько случаев, когда гладиаторы, не желая выходить на арену, кончали жизнь самоубийством. Выше уже упоминалось самоубийство 29 пленных саксонцев, которые должны были выступать в гладиаторских играх 393 г. Сенека сообщает нам еще несколько примеров: один боец во время навмахии сам вонзил себе в горло дротик; еще один, когда его везли под стражей на утреннее представление, сделал вид, будто засыпает, и наклонил голову так низко, что она попала между спиц колеса и ему сломало шею; наконец, один германец перед утренним боем со зверями засунул себе в глотку использовавшуюся для чистки туалетов палочку с губкой и задохнулся. Однако похоже, что большинство покончивших с собой были не профессиональными гладиаторами, а осужденными на казнь. Об этом говорит их участие либо в навмахии, либо в утреннем представлении со зверями. Наряду с этими фактами не раз упоминается о гладиаторах, негодовавших из-за того, что им слишком редко давали выступать на арене.

Многие высокопоставленные римляне приобретали в собственность труппы гладиаторов и использовали их не только для развлечений (например, во время званых обедов), но также в качестве телохранителей или наемных убийц. Любопытно, что если знатный римлянин извлекал выгоду, сдавая внаем или перепродавая свою труппу гладиаторов, на него, тем не менее, не распространялось то презрение, которым была окружена профессия ланисты. Считалось, что для первых это лишь побочный источник дохода, а для последних ремесло и основная работа.

Нередко труппы гладиаторов использовались и в схватках между отдельными группировками, что особенно характерно для политической борьбы I века до н.э. В 56 г. до н.э. некий М. Скавр обвинял своих соперников в борьбе за консулат в том, что они располагали вооруженным отрядом из 300 человек. Личная гвардия Марка Антония (82–30 гг. до н.э.) насчитывала 6000 (!) человек. К сожалению, мы не располагаем точными данными о том, из кого были набраны эти контингенты, но можно с уверенностью сказать, что гладиаторы в их составе были. Зато мы точно знаем, что гладиаторы-круппелларии принимали самое деятельное участие в галльском восстании 21 г. н.э. В заговоре Катилины отряды вооруженных гладиаторов сыграли столь заметную роль, что в 63 г. до н.э. сенат даже принял специальное постановление вывести большую часть гладиаторов из Рима в другие города. В 49 г. до н.э., в начале гражданской войны, Помпей, опасаясь гладиаторов Цезаря, распределил их между римскими семьями в качестве телохранителей. «Множество гладиаторов» состояло в войске Децима Брута, противостоявшего Антонию.

Многие императоры использовали гладиаторов для усиления своего войска. Отон (имп. 69 г.) включил в свое войско 2000 гладиаторов. Это был «постыдный вид вспомогательного войска, которым, однако, в пору гражданских войн не брезговали и честные полководцы». Столь резкий отзыв дает гладиаторскому войску Тацит. И действительно, гладиаторы, обученные единоборству, но не бою в строю, сослужили плохую службу как Отону, так и Вителлию (имп. 69 г.). От последнего они перебежали к его более удачливому сопернику Веспасиану (имп. 69 – 79 гг.). Однако и последнему от них было немного радости: при штурме Таррацины всего «несколько гладиаторов оказали отпор врагу и дорого продали жизнь, остальные устремились к кораблям, но и там их ждала гибель». Марк Аврелий (имп. 161 – 180 гг.), вообще не любивший гладиаторские игры, создал во время войны с маркоманнами специальное подразделение из гладиаторов, присвоив ему многообещающее название «Послушные». Во время гражданской войны 193 г. Дидий Юлиан (имп. 193 г.), ожидая в Риме подхода войск Севера, усилил армию капуанскими гладиаторами.

Наряду с другой собственностью труппы гладиаторов могли продаваться и покупаться. Калигула специально устраивал аукционы, на которых по головокружительно спекулятивным ценам распродавал гладиаторов, оставшихся в живых после устраиваемых им зрелищ. По свидетельству Светония, «Торги он устраивал, предлагая для распродажи все, что оставалось после больших зрелищ, сам назначал цены и взвинчивал их до того, что некоторые, принужденные к какой-нибудь покупке, теряли на ней все свое состояние и вскрывали себе вены. Известно, как однажды Апоний Сатурнин задремал на скамьях покупщиков, и Гай посоветовал глашатаю обратить внимание на этого бывшего претора, который на все кивает головой; и закончился торг не раньше, чем ему негаданно были проданы тринадцать гладиаторов за девять миллионов сестерциев (!)».

Получившие освобождение гладиаторы (рудиарии) могли вновь наняться в гладиаторы, становясь аукторатами, но могли также стать инструкторами (докторами) в школе гладиаторов или судьями (сумма рудис или секунда рудис).

Прославленные гладиаторы имели толпы поклонников (amatores). В школе гладиаторов в Помпеях сохранились надписи, указывающие на то, что поклонники не пропускали даже тренировки. Существовали приверженцы и определенных категорий гладиаторов: поклонники гладиаторов с большим щитом скутум (мирмиллоны) назывались скутарии, а с малым щитом пармула (фракийцы) — пармуларии. Особенно жестокие ссоры между скутариями и пармулариями разгорались во II и III веках н.э. Однако в целом, болельщики в амфитеатре вели себя более спокойно, чем «Голубые», «Зеленые», «Красные» и «Белые» команды поклонников на колесничных бегах в цирке.

Многие императоры были приверженцами определенных типов гладиаторов, например Коммод обожал секуторов, Калигула — фракийцев, Домициан — мирмиллонов. Кроме того, некоторые имели своих любимчиков. Так, Калигула сделал гладиатора-фракийца Сабина главой своего отряда телохранителей, состоявшего из германцев, а Нерон дарил мирмиллону Спикулу имущество и дворцы сенаторов, впавших в немилость.





Поделиться






© copyright 2012 - 2016 Детская энциклопедия. Все о человеке, нашей планете, истории.