Берберийские пираты

О них говорило с ужасом все западное Средиземноморье. Берберийцы пленяли самых знатных европейцев — от писателей до архиепископов. Могучий Мальтийский орден боролся с ними, и все же история берберийских морских разбойников продолжалась вплоть до середины XIX в.

История берберийских пиратов началась в эпоху арабских завоеваний, еще в VII в. Полуразбойники-полувладыки — зачастую предводители морских разбойников были и правителями городов, из чьих портов отправлялись пиратские суда. 

ГЕОГРАФИЯ И ЦЕЛИ

Марокко и Алжир, Магри и Тунис, Триполи и Сале — практически все северо-африканское побережье принадлежало охотникам за чужими сокровищами и жизнями. Дада, если европейские пираты гонялись только за деньгами и товарами, берберийцы частенько нападали на средиземноморские города с целью захвата рабов — на продажу или для увеличения числа собственных домашних слуг. Подобные рейды назывались «раззии». Согласно сведениям историка Роберта Дэвиса только с XVI по XIX в. берберийские пираты захватили в рабство около 1 000 000 европейцев.

Мигель Сервантес

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ

Среди наиболее именитых пленников берберийских пиратов называют: Мигеля Сервантеса — автора всемирно известных произведений о Дон Кихоте Ламанчском; отца Ротланда — архиепископа города Арля; Педро де Кандия — испанского конкистадора, который входил в число 12 человек, сопровождавших Писарро в завоевании империи инков; Антониоса Криезиса — участника освободительной греческой войны XIX в., вице-адмирала и премьер-министра Греции; Али Улуджа — одного из самых известных итальянских корсаров (имя при рождении — Джованни Галени), который сам стал берберийским «предводителем».

ОТЛИЧНЫЕ МОРЕХОДЫ

Торжество берберийских пиратов в Средиземноморье в основном объяснялось тем, что они плавали на быстроходных судах (вроде шебек — чрезвычайно узких трехпарусных кораблей, которые могли развивать невероятную скорость) и так стремительно нападали, что от них просто не успевали отбиться. Сильнее всего от разбоя страдали маленькие прибрежные деревушки — в основном итальянские, испанские и португальские. Впрочем, берберийцы не боялись вторгаться и на отдаленные территории — Франция, Ирландия, Англия и даже Нидерланды и Исландия успели пострадать от нападений. Тысячи потерянных кораблей, практически обезлюдевшие побережья Италии и Испании — вот результат берберийского разбоя. Лишь с XVI в. были организованы так называемые алжирские экспедиции против основного «пиратского гнезда», которые увенчались успехом почти четыре века спустя. 

Шебека — легкий парусный корабль длиной порядка 40 м и шириной в 10 м, имеющий приподнятые носовую и кормовую оконечности и широкий развал бортов, — обладал исключительными для Средиземного моря мореходностью и маневренностью. Шебека имела от 30 до 50 пушек малого калибра, установленных весьма рационально, и до 40 весел. Последние позволяли этому кораблю весьма быстро (до 8 узлов) двигаться в полное безветрие, преодолевать мели и маневрировать. Развитая система парусного оснащения при попутном ветре разгоняла шебеку до 13 узлов.

КАПИТАН БАРБАРОССА

Хайр-ад-Дин Барбаросса
Хайр-ад-Дин Барбаросса. Портрет работы неизвестного художника. XVI в.

Одним из самых известных берберийских пиратов был Хайр-ад-Дин Барбаросса — вельможа и завоеватель, он неоднократно разбивал испанские войска, а за военные услуги его армии правители многих городов платили звонкой монетой. Неудивительно, что под конец жизни Барбаросса был сказочно богат — он скончался в собственном дворце и был похоронен в мечети, воздвигнутой на личные средства. Еще долгое время каждый турецкий корабль, отплывавший из местной бухты «Золотой Рог», отдавал салют перед мавзолеем, где был погребен великий пират, а моряки возносили молитвы. Впрочем, «пиратские таланты» в семье, видимо, передавались по наследству, потому что не менее прославился и старший брат Хайр-ад-Дина Арудж (кое-что интересное о нем мы расскажем вам в четвертой главе).

ДЖОВАННИ ГАЛЕНИ

История Барбароссы подвела нас к еще одной, не менее увлекательной. Джованни Галени родился в Калабрии в семье моряка и, конечно, с малых лет тянулся к морю, но отец хотел вырастить из него священника. И кто знает, что стало бы с этой затеей, если бы в 17 лет юношу не пленил Али Ахмед — пират, который служил как раз у Барбароссы.

Али Улудж. Портрет неизвестного автора
Али Улудж. Портрет неизвестного автора

Некоторое время Джованни провел в рабстве на галерах, пока не решился принять ислам и поступить на службу к пиратам. И вот тут проснулась «память предков» — новоявленный Али Улудж оказался великолепным моряком и начал столь стремительное «восхождение к вершинам», что вскоре стал хозяином собственной галеры и завоевал репутацию одного из самых удачливых и отчаянных пиратов.

Благодаря заслуженной благосклонности турецкого адмирала Пияле паши, Али поднялся от управляющего островом до правителя Алжира и адмирала османского флота. Среди его трофеев был штандарт Мальтийского ордена, захваченный во время войны со «Священной Лигой» (коалицией католических государств, выступавших против Османской империи). За свои подвиги он получил титул «кылыч», что переводится как «меч».

Слава Али Улуджа прогремела в веках — в его честь были названы несколько турецких кораблей и подводных лодок, а в родном городе Ла Кастелла, где некогда родился Джованни Галени, берберийскому пирату Али Улуджу воздвигли памятник на центральной площади.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ. На удачливого пиратского флотоводца Хайр-ад-Дина Барбароссу обратил внимание знаменитейший султан Османской империи Сулейман І Великолепный (1520—1566), назначивший его в 1533 г. главнокомандующим всем флотом Османской империи и одновременно бейлербеем («эмиром эмиров») Алжира (а фактически всей Северной Африки).
Поделиться ссылкой