Пиратские империи

Скитальцы, не имевшие крыши над головой? Отнюдь. Древние пираты становились владельцами целых государств.

КРИТ

Роспись на стене Кносского дворца — резиденции царя Миноса
Роспись на стене Кносского дворца — резиденции царя Миноса

Самой известной по праву считалась пиратская империя на острове Крит, принадлежавшая царю Миносу. Согласно греческим легендам он был сыном Зевса и Европы и получил власть с одобрения самого Посейдона. Исторический образ Миноса со временем оброс легендами и домыслами. В эпоху своего расцвета (с XVII по XV в. до н. э.) пиратский «флот» Крита был столь многочислен, что сами Афины платили дань, чтобы плавать по морю в безопасности. Но, увы, сколь бурным был подъем, столь стремительным и жестоким оказалось падение — в конце XV в. близ острова взорвался вулкан и жители вместе с домами, посевами и скотом были буквально сметены в море огромными цунами. 

АХЕЙЦЫ

После падения империи Крита титул самых властительных пиратов получили ахейцы, неоднократно воспетые в мифах, легендах и даже поэмах Гомера. Даже после разрушения Трои одиночные корабли ахейцев еще долго появлялись в море — выжившие на войне пираты совершали неожиданные набеги, не позволявшие угаснуть ахейской славе.

САМОС

Остров Самос
Остров Самос

Следующая пиратская империя возникла уже в VI в. до н. э. на острове Самос. Могущественный тиран Поликрат Самосский приводил в трепет не только врагов, но и собственных покровителей среди афинских правителей. Именно этому титану среди пиратов история обязана первой схемой морского рэкета и пассивного дохода — каждый, проплывавший по Эгейскому морю, должен был заплатить Поликрату за то чтобы не подвергнуться нападению. Таким образом, пиратский царь мог вообще ничего не делать, но обогащаться с каждым следовавшим мимо торговым судном, тем более что откуп от грабежа часто приносил куда больший доход, чем нападение на корабль (в процессе его захвата немалая часть товара могла быть безнадежно испорчена).

Богатства Поликрата к концу его правления были столь огромны, что построенный им роскошный дворец считали одним из чудес света. И, конечно, идея мирного откупа сразу разлетелась по всему Средиземноморью. Правда, мирная жизнь, видимо, настолько расслабила некогда ужасного пирата, что в результате он пал жертвой своей доверчивости (или алчности). Приехав в Магнесию для подписания договора о ненападении с персидским царем, Поликрат попал прямиком на собственную казнь.

ДОЛОПИЙЦЫ

От своей глупости и жадности пострадала и другая пиратская империя, орудовавшая в Эгейском море уже в V в. до н. э. Если Поликрат практически не трогал афинские суда (свои все-таки), то долопийцы грабили всех подряд, за что в конце концов поплатились, задавленные афинским же флотом. 

ПИРАТЫ НА СЛУЖБЕ ИМПЕРИЙ

Пиратские «царства» начали разрастаться, как грибница, а слава знаменитых пиратов затмевала подвиги и деяния правителей и полководцев. Например, бандита Андрона царь Македонии Деметрий нанял в свое войско во время борьбы диадохов за раздел империи Александра Македонского, а Амениас Фокийский (промышлявший в Средиземном море в III в. до н. э.) служил македонскому правителю Антигону и захватил для него порт Кассандру, который до этого сам властитель безуспешно штурмовал на протяжении девяти месяцев. 

ТАКТИКА НАПАДЕНИЯ

И какую картину в итоге мы представляем — могучие пиратские империи, непобедимый флот? А знаете, почему развивался именно морской разбой, а не массовые грабежи? Все просто — с одной стороны, атаковать с водных просторов было безопаснее. Города, как правило, защищались стенами только с суши от возможного нападения или штурма. С другой, кораблей было мало, и обеспечить достойную морскую охрану всем поселениям не мог ни один народ. Вот почему можно было быстро атаковать, захватить как можно больше добычи и скрыться. Только когда развилось морское дело, появились более крепкие корабли и был учтен вековой опыт пиратства, разбойники начали больше замечать именно торговые суда. Они поняли, что грабить их куда выгоднее, чем прибрежные поселения.


Поделиться ссылкой