Гражданская война в Китае (1924-1928 гг.)

Войны за объединение Китая под флагом партии Гоминьдан (1924-1928 гг.)

После Синьхайской революции 1911 г., приведшей к падению правившей в Китае маньчжурской династии Цин и установлению республиканского строя, страна вступила в полосу внутренних войн. Вооружённые (в литературе их принято называть милитаристскими) группировки, связанные с местными властными элитами, помещичьими и торгово-промышленными кругами, боролись либо за право посадить своё правительство в Пекине либо за контроль над отдельными регионами. Их междоусобицы ведущие мировые державы стремились использовать в своих интересах.

Последний китайский император Пу И
Последний китайский император Пу И (1908-1911 гг.)

После 1917 г. на мировую арену вышла новая политическая сила, принявшая активное участие в китайских событиях — коммунистическое движение. Но поскольку компартии на Востоке были малочисленны и слабы, Москва нацеливала их на сотрудничество с широкими некоммунистическими национальными движениями. Коммунистам рекомендовалось исподволь ставить эти движения под свой контроль. Таким союзником молодой Коммунистической партии Китая, созданной в 1921 г., стала Национальная партия (Гоминьдан) во главе с Су Нь Ятсеном (1866-1925).

Сунь Ятсен был одним из вождей Синьхайской революции. В декабре 1911 г. — феврале 1912 г. он даже занимал пост президента Китайской Республики, но его отстранили от власти политические конкуренты. Сунь не имел собственных войск. В поисках союзников он вступал в альянсы с «милитаристами», поддерживал контакты и с западными державами, и с Японией, и с Советской Россией.

Однако со стороны Запада и Японии реальной поддержки он не получил. Это вынудило Сунь Ятсена принять помощь Москвы, которая поставила условием союз Суня с коммунистами.

В феврале 1923 г. командование «союзной армии» — пёстрого конгломерата «милитаристских» соединений — призвало Сунь Ятсена возглавить правительство в захваченной ими части южной провинции Гуандун с центром в городе Гуанчжоу (на местном диалекте Кантон). Оттуда Сунь Ятсен обратился к советскому правительству с просьбой направить к нему советников. При их содействии он реформировал Гоминьдан, превратившийся в партию современного типа. В Гоминьдан на индивидуальных началах вступило много коммунистов, выполнявших задания своей партии. Были предприняты и шаги к реорганизации вооружённых сил.

Чан Кайши - курсант офицерской школы Хуанпу
Чан Кайши - курсант офицерской школы Хуанпу

В то время в Китае генералы видели в подчинённых им войсках в первую очередь инструмент личного обогащения и орудие в борьбе за власть. Основной источник доходов высшего офицерства составляли самовольно собиравшиеся «налоги». Командиры сами приобретали обмундирование и оружие. Питались солдаты за свой счёт. Техники было мало, грузы перевозились гужевой тягой, а на юге, где рисовые посадки затрудняли движение повозок, — носильщиками-кули, обычно насильно мобилизованными. Медицинского обеспечения в войсках не существовало вообще. Генералы берегли оружие, боеприпасы и — по-своему — солдат: всё это стоило денег. Потому столкновения редко сопровождались кровопролитием. Противники предпочитали договариваться, переманивать друг у друга части и соединения. Элитой командного состава считались офицеры, закончившие военные учебные заведения в Баодине (недалеко от Пекина), а также в Японии. Все эти черты «милитаристских» войск были присущи и южно-китайской «союзной армии». Она лишь номинально подчинялась Сунь Ятсену, носившему звание генералиссимуса. Главкомом считался Ян Симинь, командующий самой боеспособной в этой группировке Юньнаньской армией (около 20 тыс. человек). Фактически же он распоряжался лишь одним корпусом из трёх, его командиры даже враждовали друг с другом. Тем не менее в чужой провинции они выступали сообща. «Местная», Кантонская армия (около 40 тыс. человек) уступала юньнаньцам в боеспособности. Её командующий Сюй Чунчжи, самый надёжный союзник Сунь Ятсена, тоже контролировал только свой, 2-й корпус, а с 3-м корпусом Ли Фулиня, в прошлом вожака пиратов, вообще поддерживал скорее «дипломатические» отношения. Штаб кантонцев возглавлял генерал Чан Кайши (1887—1975), будущий лидер Гоминьдана и глава Китайской Республики. По поручению Сунь Ятсена он во главе делегации осенью 1923 г. посещал Москву для изучения опыта Красной армии. 

Более слабыми были Гуансийская (до 9 тыс. человек) и Хунаньская (около 22 тыс. человек) армии.

Поскольку Советский Союз поддерживал официальные отношения с правительством в Пекине, то военные советники считались отставниками, нанятыми на службу Сунь Ятсеном. Они предлагали планы централизации управления армией, унификации её структуры. Однако генералы мешали любым попыткам посягнуть на их собственность. Поэтому основные надежды возлагались на открытую в июне 1924 г. с помощью и по подсказке Москвы Офицерскую школу сухопутных войск Гоминьдана Китая, которая подчинялась лично Сунь Ятсену. Неофициально она называлась Хуанпу (на местном диалекте Вампу), по наименованию бухты в устье реки Чжуцзян, где на острове Чанчжоу разместилась школа. Начальником Хуанпу стал Чан Кайши, а начальником политотдела — коммунист Чжоу Эньлай, будущий премьер Госсовета (глава правительства) Китайской Народной Республики. Со временем в школе помимо пехотных офицеров стали готовить артиллеристов, сапёров, тыловиков, политработников и других военных профессионалов. Там работали советские специалисты, школа получала из СССР деньги и оружие.

Особенно кстати пришлись 10 тыс. винтовок и боеприпасы к ним, доставленные в Гуанчжоу в октябре 1924 г. военно-посыльным судном «Боровский». Как раз тогда против правительства Сунь Ятсена подняли мятеж шантуани — формирования купеческой милиции, недовольные конфискацией доставленного им оружия. Командовал войсками по подавлению мятежа Чан Кайши, а одну из главных ролей в этой военной акции сыграли курсанты Хуанпу. Повышению политического веса Чан Кайши способствовало создание на базе школы Хуанпу двух учебных полков по принципу «три по три», как в Красной армии (три отделения во взводе, три взвода в роте и т. д.). 1-й полк начал формироваться уже в августе 1924 г. Младшими офицерами и комиссарами подразделений (должности, тоже введённые по образцу Красной армии) стали досрочно выпущенные курсанты Хуанпу.

В. К. Блюхер
В. К. Блюхер

Значительно вырос авторитет Чан Кайши после I Восточного похода (февраль—апрель 1925 г.) против генерала Чэнь Цзюнмина, недавнего хозяина провинции Гуандун, которого поддерживали англичане. План похода был подготовлен под руководством главного военного советника южно-китайского правительства Василия Константиновича Блюхера, который прибыл в Гуанчжоу в октябре 1924 г. Хуанпусцы под командованием Чан Кайши стали главной ударной силой похода. В районах их действий, как и в последующих кампаниях, проводились митинги, велась политическая работа с населением. В результате была значительно расширена территория, подконтрольная гоминь-дановскому правительству, занят важный порт Сватоу, устранена непосредственная угроза с востока. Отличились войска Хуанпу и при подавлении в июне 1925 г. мятежа юньнаньских и гуансийских войск командиры последних, воспользовавшись смертью Сунь Ятсена в марте 1925 г., попытались вступить в союз с Чэнь Цзюнмином. Захваченное у мятежников оружие и сотни выпускников Хуанпу дали возможность Чан Кайши развернуть свои учебные полки в целый корпус.

1 июля 1925 г. южнокитайское правительство провозгласило себя Национальным, армию переименовали в Национально-революционную (НРА). В войсках вводились формы политработы, апробированные в Хуанпу, в том числе институт комиссаров, при Главном штабе был создан отдел политического обучения, впоследствии развёрнутый в Политическое управление. Прежние армии преобразовывались в шесть корпусов, 1-м корпусом командовал Чан Кайши. Он остался и начальником школы Хуанпу, получившей название Центральной военно-политической школы НРА. В сентябре 1925 г. в 1-й корпус влились людские и материальные ресурсы частей Сюй Чунчжи, обвинённого в заговоре, как и ряд руководителей Гоминьдана. Чан Кайши стал ведущим военачальником в Гуандуне.

В октябре под его командованием начался II Восточный поход против Чэнь Цзюнмина. Ядро 20-тысячной группировки НРА составили кантонские части.

14 октября войска Чан Кайши штурмом взяли крепость Хуэйчжоу (Вэйчжоу), считавшуюся неприступной. Военной необходимости в этом не было, советники предлагали крепость обойти, однако взятие Хуэйчжоу получило громкий общественный резонанс, необходимый командующему. Советские инструкторы невысоко оценивали его полководческие качества, но политиком он становился умелым.

Главным направлением наступления стало южное, вдоль побережья на Хайфэн и дальше на Шаньтоу. К 12 ноября войска Чэнь Цзюнмина были вытеснены в провинцию Фуцзянь и там разоружены. Успех похода позволил в декабре 1925 — январе 1926 г. очистить от союзников Чэнь Цзюнмина и юг Гуандуна. Уже в октябре 1925 г. власть Национального правительства признал ряд генералов провинции Гуанси, что расширило подконтрольную Гоминьдану территорию в западном направлении и добавило НРА два корпуса. Чан Кайши в качестве главного военного инспектора НРА вошёл в постоянную комиссию Военного совета наряду с председателем правительства Ван Цзинвэем и военным министром Тань Янькаем.

Особенно укрепились позиции Чан Кайши после событий 20 марта 1926 г., известных как «инцидент с крейсером «Чжуншань». Комиссар этого военного корабля коммунист Ли Чжилун получил от имени Чан Кайши приказ подойти к острову Чанчжоу. Тем не менее приближение «Чжуншаня» к расположению школы Хуанпу стало предлогом для обвинения коммунистов в попытке переворота. Чан поставил условия продолжения сотрудничества с КПК: коммунисты либо оставляют руководящие должности в армии, либо выходят из компартии; советские советники оставляют руководящие посты (после отъезда Блюхера летом 1925 г. они официально возглавляли главный штаб и Политуправление); неугодные Чану советники отзываются на родину, а в Гуандун возвращается Блюхер. Условия Чана приняла Москва, но коммунисты продолжали работать в армии конспиративно. В Хуанпу взамен враждовавших общественных организаций, контролировавшихся коммунистами и гоминь-дановцами, было создано Общество соучеников Хуанпу, ставшее важным рычагом контроля Чан Кайши за офицерским корпусом НРА.

Все военные мероприятия Гоминьдана имели целью создать условия для похода на Пекин. Однако Москва рассчитывала, что в Пекине будет сформировано коалиционное правительство, делала основную ставку на действовавшие на севере Китая национальные армии патриотически ориентированного маршала Фэн Юйсяна и пыталась убедить руководителей Гоминьдана закрепиться на юге. Но Чан Кайши, назначенный весной 1927 г. председателем Центрального исполнительного комитета Гоминьдана, председателем Военного совета и заведующим отделом военных кадров ЦИК, настоял на организации Северного похода под своим командованием. Главный удар НРА направила против чжилийского (по названию столичной провинции Чжили) «милитариста» У Пэйфу как наиболее опасного конкурента. Его войска (около 200 тыс. солдат и офицеров) контролировали Центральный Китай. Северо-Восточный Китай, Пе-кин-Тяньцзиньский район и провинция Шаньдун находились под властью фэнтяньского (северо-восточного) лидера Чжан Цзолиня и его сателлитов (350 тыс. военнослужащих). Провинции Восточного Китая держал под контролем отколовшийся от чжилийской группировки Сунь Чуаньфан (более 100 тыс. человек). Национально-революционная армия насчитывала около 100 тыс. военнослужащих.

Поход начался 9 июля 1926 г. Ближайшей целью кампании ставилось взятие стратегически важного троеградья Ухань (Ханькоу — Ханьян — Учан) на реке Янцзы. Накануне похода в Гуанчжоу из СССР дополнительно было отправлено более 13 тыс. винтовок, 65 пулемётов, 21 орудие, 50 бомбомётов (прототипы миномётов), 12 самолётов, 19 тыс. снарядов, 20 млн патронов, 100 тыс. гранат. Усилили и группу военных советников — за счёт работавших в разгромленных на севере Национальных армиях, а также вновь присланных из СССР.

Всего на фронт было послано 65 тыс. солдат и офицеров. По мере продвижения на север численность НРА быстро возрастала благодаря присоединению войск местных «милитаристов», спешивших заявить о своей лояльности Гоминьдану. В сентябре 1926 г. НРА состояла уже из 14 корпусов, её численность увеличилась до 150 тыс. человек. «Милитаристские» соединения просто переименовывались в корпуса и дивизии НРА. Это вело к изменению её политического облика и ухудшению боевых качеств армии.

Успехи НРА уже в конце лета 1926 г. содействовали активизации национальных армий Фэн Юйсяна, получившего из СССР финансовую и материальную поддержку (в том числе более 40 тыс. винтовок, 48 орудий, 230 пулемётов, 18 бомбомётов, 3 самолёта, 42 млн патронов, более 10 тыс. ручных гранат). В сентябре войска Фэна, объявившего о присоединении к Гоминьдану, стали теснить чжилийцев.

10 октября НРА завершила операцию по взятию Уханя. В ноябре начался переезд туда Национального правительства. В Ухане закрепились «левые» гоминьдановцы, тесно сотрудничавшие с коммунистами. Между тем Чан Кайши, ставка которого находилась в Наньчане на восточном побережье Китая, настаивал на размещении Национального правительства в этом городе, достаточно удалённом от линии фронта. К тому же в Наньчане деятельность коммунистов была фактически невозможна. Назревал серьёзный конфликт внутри Гоминьдана.

Антивоенная демонстрация в Пекине. 25 июня 1925 г.
Антивоенная демонстрация в Пекине. 25 июня 1925 г.

К концу 1926 г. части НРА расширили подконтрольные им территории на юге, овладели четырьмя провинциями Центрального Китая, частью Восточного Китая и продвигались дальше на восток. Войска Уханя и Наньчана должны были действовать совместно, но советские советники пытались подыгрывать уханьцам, задерживая по возможности наступление войск Чан Кайши. Однако 17 марта войска Чан Кайши всё же овладели Нанкином, центром провинции Цзянсу, куда была перенесена ставка главкома. В 20-х числах марта подчинявшиеся ему части вошли в Шанхай, освобождённый к тому времени от восточных «милитаристов» в результате восстания, поднятого коммунистами.

6 апреля 1927 г. солдаты северо-восточного лидера Чжан Цзолиня вторглись на территорию советского полпредства в Пекине. Найденные при обыске секретные документы серьёзно компрометировали политику Москвы в глазах её союзников в Китае. 7 апреля в Шанхае войска блокировали генеральное консульство СССР, а 12—13 апреля разогнали прокоммунистические вооружённые рабочие дружины, провели аресты коммунистов. Акции, аналогичные шанхайской, прошли и в других городах. 18 апреля в Нанкине Чан Кай-ши создал контролировавшееся им правительство. Таким образом, в Китае образовалось три политических центра: Пекин, Ухань и Нанкин.

Но недовольство Москвой и КПК усиливалось также в руководстве и армии уханьского Гоминьдана. Инспирированная коммунистами активность крестьянских союзов (они захватывали и делили собственность крупных и средних землевладельцев) вызвала протест у связанных с этой прослойкой офицеров. На территории, подконтрольной Уханю, росли налоги, ухудшалось снабжение населения товарами. В мае 1927 г. начались антиправительственные выступления уханьских генералов. 19 июля в Ухане была запрещена деятельность КПК в армии. Москва приказала своим советникам срочно покинуть Ухань.

КПК ответила вооружёнными выступлениями против власти Гоминьдана. Пути главных политических сил национальной революции в Китае разошлись. Оба гоминьданов-ских центра стремились продолжить Северный поход. Армия Нанкина (около 120 тыс. солдат и офицеров, 60 орудий и 150 пулемётов) в мае развернула успешное наступление на Сунь Чуаньфана и осенью 1927 г. нанесла ему поражение. Войска уханьского правительства тем временем разбили части Чжан Цзолиня в Хэнани.

Разрыв Уханя с коммунистами создал условия для преодоления раскола с Нанкином. Однако по требованию уханьцев Чан Кайши пришлось уйти в отставку. В сентябре в Нанкине было сформировано коалиционное Национальное правительство. Но сильные позиции Чан Кайши в армии вскоре позволили ему вернуться в большую политику. В декабре 1927 г. Чана вновь назначили главкомом НРА, а в январе 1928 г. он возглавил нанкинское правительство. В июне 1928 г. союзные Нанкину войска заняли Пекин. Нанкин официально был провозглашён столицей Китайской Республики, Гоминьдан стал правящей партией страны, а Чан Кайши — фактическим лидером Гоминьдана. В октябре 1928 г. Национальное правительство объявило в соответствии с учением Сунь Ятсена о введении с 1 января 1929 г. «политической опеки» Гоминьдана над страной сроком на шесть лет. Но уверенность лидеров Гоминьдана в незыблемости режима оказалась преждевременной.

Внутренние войны в Китае (1927-1937 гг.)

Разрыв единого фронта Гоминьдана и КПК летом 1927 г., массовые репрессии гоминьдановцев против коммунистов оказались неожиданностью как для Москвы, так и для Коммунистической партии Китая. Преодолеть разброд и растерянность в ней помогли остававшиеся в стране советские советники. При их содействии для управления партией в чрезвычайных условиях был организован Временный комитет Политбюро ЦК КПК (больше известен как Временное политбюро). Советские военные советники приняли участие в разработке планов вооружённых выступлений. Директивы Коминтерна предлагали коммунистам действовать под флагом Гоминьдана, но требовать смены его руководства и реорганизации партии. Поэтому штаб первого коммунистического Наньчанского восстания, поднятого 1 августа 1927 г., провозгласил создание Революционного комитета Гоминьдана Китая.

План восстания предусматривал выступление гоминьдановских войск, в которых действовали сильные коммунистические организации. Эти части, дислоцированные в районе Наньчан — Цзюцзян, собирались перебросить в Гуандун для воссоздания там революционной базы. Намечался захват порта Сватоу (на южном побережье Китая), куда предполагалось доставить оружие из Владивостока. Главкомом восстания назначили Хэ Луна, начальником штаба — Лю Бочэна. В числе руководителей выступления были в прошлом политработники, инструкторы и курсанты школы Хуанпу: Чжоу Эньлай, Юнь Дайин, Е Цзяньин, Не Жунчжэнь, Линь Бяо (последние трое — будущие маршалы КНР) и др. Но из 20—21 тыс. бойцов в Восточный Гуандун пробилась лишь небольшая часть, остальные дезертировали или были разгромлены местными войсками. Около тысячи бойцов под командованием Чжу Дэ и Чэнь И (тоже в будущем маршалы КНР) через Южную Цзянси двинулись в Гуандун, а оттуда в начале 1928 г. — в Южную Хунань. Другая группа вышла в уезды Хайфэн и Луфэн провинции Гуандун, где повстанцы получили поддержку от крестьянских союзов. Мао Цзэдун с соратниками. 30-е гг. XX в.

Мао Цзэдун с соратниками. 30-е гг. XX в.
Мао Цзэдун с соратниками. 30-е гг. XX в.

С августа по декабрь 1927 г. коммунисты пытались поднять крестьянские восстания («восстания осеннего урожая») в провинциях Хунань, Хубэй, Цзянси и Гуандун уже под собственно коммунистическими лозунгами создания советов и проведения аграрной революции. В Хунани этой работой руководил будущий лидер КПК Мао Цзэдун. Однако разрозненные выступления крестьян быстро подавлялись.

В междоусобицах в Гоминьдане и ухудшении положения народа многие китайские коммунисты видели признаки революционной ситуации. Эти настроения поддерживались директивами Коминтерна, по сути исходившими от руководства СССР. Для организации выступлений в Китай прибыли эмиссары Коминтерна — Ломинадзе и Нойман.

Нойман стал одним из руководителей и инициаторов самого нашумевшего выступления коммунистов в 1927 г. — Кантонского (Гуанчжоуского) восстания 11—13 декабря, известного ещё как Кантонская коммуна. Отряды восставших численностью около 5 тыс. человек разгромили штабы полиции и жандармерии, но потратили слишком много времени на штурм штаба генерала Чжан Факуя, войска которого контролировали город. Массовой поддержки восставшие, положившись на внезапность выступления, не получили, едва успев приступить к организации и вооружению рабочих. Коммуну жестоко подавили подошедшие войска гуандунских генералов. Только в течение трёх дней были казнены около б тыс. явных и предполагаемых участников, расстреляны пять сотрудников советского консульства.

В 1928 г. Москва попыталась умерить «революционное нетерпение» китайских товарищей. Однако условия развития коммунистического движения в Китае содействовали нарастанию «левацких» тенденций в КПК. Основными участниками коммунистических выступлений помимо низкооплачиваемых рабочих были деклассированные элементы города и разорившиеся крестьяне. Долгие годы одной из главных организованных сил, которую коммунисты постепенно подчиняли своему влиянию, выступали формирования туфэев — бандитов. Большинство таких формирований складывались, как и банды «зелёных» в России времён Гражданской войны, из крестьянских отрядов самообороны, другие — из дезертиров, отколовшихся от разгромленных «милитаристских» подразделений, отрядов тайных обществ и т. п.

Хуа Чжи. Мао Цзэдун с красными курсантами
Хуа Чжи. Мао Цзэдун с красными курсантами

В 1929 г. решающее влияние в КПК приобрёл Ли Лисань. Под его нажимом компартия, руководствуясь концепцией переноса центра тяжести мировой революции в Китай, приступила к организации выступлений в крупных городах. Так, в июле 1930 г. войска КПК штурмом взяли центр южной провинции Хунань — Чанша. Однако их вскоре выбили из города.

Довольно устойчивые опорные базы коммунистам удавалось создавать в труднодоступных районах и на стыках разных провинций, где ослабевало влияние провинциальных центров и основных военнополитических блоков. В КНР автором концепции «окружения города деревней» считается Мао Цзэдун. Так или иначе, эта стратегия принесла свои плоды. К началу 30-х гг. советские районы, имевшие очень непостоянные границы, вытянулись полосой вдоль восточных, южных и западных рубежей провинции Цзянси (включая районы Восточной Хунани и Западной Фуцзяни), появились в Западном Хубэе и Западной Хунани, а также на стыке провинций Хубэй, Хунань и Аньхой. Отряды коммунистов получили нумерацию частей и соединений Красной армии Китая. Она насчитывала около 60 тыс. бойцов. Центральным советским районом считалась база на территории Юго-Восточной Цзянси и Западной Фуцзяни. Его оборонял 1-й фронт Красной армии.

С конца 1930 г. гоминьдановские войска начали серию карательных экспедиций против советских районов. Первые два похода (ноябрь 1930 г. — январь 1931 г. и март—июнь

1931 г.) захлебнулись, поскольку части Гоминьдана увязали в отдельных карательных акциях и пропускали подготовку тыловых и фланговых ударов легко выходивших из окружения мобильных отрядов КПК. Третий поход, предпринятый против Центрального советского района в июле 1931 г. (300 тыс. солдат и офицеров под общим командованием Чан Кайши), был приостановлен в сентябре, когда японские войска захватили город Шэньян и приступили к оккупации Северо-Восточного Китая. Гоминьдановские войска начали перебрасываться на север, а советские районы получили возможность для расширения и укрепления. Численность войск компартии достигла 100 тыс. человек. В ноябре 1931 г. I Всекитайский съезд представителей советских районов принял проект конституции Китайской советской республики и даже избрал её Временное правительство.

Чан Кайши покидает заседание I Всекитайского съезда
Чан Кайши покидает заседание I Всекитайского съезда. 1931 г.

В четвёртом походе против советских районов в июне 1932 г. участвовали около 500 тыс. военнослужащих НРА. Осенью 1932 г. под ударами карателей главные силы 4-го фронта Красной армии оставили район Хубэй — Хэнань — Аньхой и перешли на север провинции Сычуань. Но Центральный советский район даже расширился за счёт сельских территорий, в которых не было или почти не было войск Гоминьдана. Общая численность отрядов Красной армии выросла до 250 тыс. человек. В 1933 г. в Центральный советский район переехали руководящие органы КПК из Шанхая, что надолго прервало их регулярные контакты с Коминтерном. КПК начинала политическую игру по собственным правилам.

В октябре 1933 г. Чан Кайши возглавил пятый карательный поход (до 500 тыс. солдат и офицеров). Его подготовили с помощью немецких военных советников под руководством генерала Секта. Планировалось последовательное концентрическое окружение коммунистических отрядов системой блокгаузов — долговременных укреплений — с целью лишить противника свободы манёвра. В сентябре 1934 г. КПК приняла решение о выходе из окружения. Войска были объединены в Полевую Красную армию 1-го фронта (около 100 тыс. человек). Главкомом стал Чжу Дэ, политкомиссаром — ЧжоуЭньлай.

16 октября прорыв состоялся, однако закрепиться к югу от Янцзы не удалось, и под давлением противника армия коммунистов отступила на запад, в провинцию Сычуань, где уже существовал советский район. Этот марш позже назвали Великим походом.

Во время марша, в начале января 1935 г., в городе Цзуньи провинции Гуйчжоу проходило расширенное совещание Политбюро ЦК КПК, на котором Мао Цзэдун, выступивший с критикой командования Красной армии, был введён в Секретариат ЦК КПК и фактически возглавил Военный совет ЦК КПК, т. е., по сути, армию. С того момента Мао Цзэдун уже никому не уступал лидерства в партии. Летом 1935 г. возникли острые разногласия между ним и руководством советского района в Сычуани, куда вступили войска КПК. Последним пришлось уходить на подконтрольные коммунистам территории на севере провинции Шаньси. На стыке трёх провинций возник так называемый Пограничный район Шаньси — Ганьсу — Нинся с центром в городе Яньане. Этот район оставался главной опорной базой руководства КПК до конца войны с Японией.

В декабре 1936 г. Чан Кайши, прибывший с инспекторской поездкой в город Сиань на северо-западе, где располагался штаб китайских войск, вытесненных японцами с севера и северо-востока, был арестован их командованием, которое считало, что он ведёт капитулянтскую политику. Условием освобождения Чан Кайши, не без вмешательства Москвы, стало его согласие на сотрудничество со всеми патриотическими силами, прежде всего с КПК, в отражении агрессии Японии.

Идея этого союза была более чем своевременной. В 1937 г. Китай столкнулся с реальной угрозой утраты национальной независимости.


Поделиться ссылкой