«Поход десяти тысяч»

В 401 г. до н. э. сын персидского царя Дария II Кир, пытаясь отнять престол у старшего брата Артаксеркса II, обратился к грекам и нанял их для участия в походе.

Несмотря на то что у Кира II было 100 тыс. воинов, он посчитал, что греки, прославившиеся своим воинским мастерством во время Греко-персидских войн, обеспечат ему успех. Греческие наёмники получили название «отряд десяти тысяч», хотя их было 13 тыс. Сюда входили спартанцы, афиняне, милетяне, критяне, беотийцы и выходцы из других полисов. Более 10 тыс. составляли гоплиты, а 2 тыс. — легковооружённые бойцы. Во главе отряда встал опытный военачальник спартанец Клеарх.

Ксенофонт
Ксенофонт

Армия Артаксеркса II преградила путь Киру на подступах к Вавилону. Она значительно превосходила силы Кира. Когда тот выстроил своё войско, то смог противопоставить его лишь левому флангу армии Артаксеркса. Центр вражеского войска, не говоря уже о его правом фланге, оказался намного левее левого фланга Кира. Возникла опасность окружения.

Участник похода Ксенофонт ярко описывает грозное приближение царской армии: «Наступил полдень, а враги всё ещё не показывались. За полдень показалась пыль вроде белого облака, ещё долго спустя вдали на равнине как бы разлилась темнота, а когда она приблизилась, сразу же засверкали медь и копья и видны стали отдельные отряды. На левом крыле противника были конные в белых доспехах... К ним вплотную шли воины с плетёными щитами, закрывавшими ноги. Говорили, что это египтяне. Дальше шла конница и лучники. Все шли по племенам, каждое племя — плотным четырёхугольным строем. Впереди них, одна поодаль от другой, ехали колесницы, именуемые серпоносными; от осей у них — чтобы резать всех, кто окажется рядом, — идут вытянутые вдоль земли лезвия, а под сиденьем лезвия торчат отвесно. По замыслу колесницы эти должны были прорвать и расколоть строй греков».

Тем не менее Кир надеялся на победу. Более всего он уповал на своих греческих наёмников. Поэтому греческий отряд стоял на правом фланге, который обычно начинал атаку. Аевый фланг войска Кира занимали в основном персидские силы. А сам он с отрядом элитной конницы находился в центре построения.

Когда армия Артаксеркса была уже в 600—700 м, греки по команде Клеарха пошли ей навстречу. Они без труда обратили врагов в бегство и бросились их преследовать. При этом они ушли так далеко вперёд, что не подозревали, что происходит на других участках фронта. Тем временем Кир отчаянно прорывался по центру армии Артаксеркса. Он желал собственной рукой поразить царя. Кир был уже почти у цели и метнул копьё в старшего
брата. Тот был ранен, впрочем неопасно. В этот же момент смертельный бросок копья настиг самого Кира.

Воины Артаксеркса перешли в атаку и, отбросив противника, начали грабить его лагерь. Но тут после преследования вернулись греческие наёмники. Им удалось оттеснить царских солдат, и вся армия Артаксеркса покинула поле боя. Вскоре после этого греки узнали, что Кира уже нет в живых.

Сложилась парадоксальная ситуация. Греки победили, но их победа оказалась бесполезна. С гибелью Кира весь поход терял смысл. «Отряд десяти тысяч» находился далеко от родины, к тому же окружённый со всех сторон врагами. Через некоторое время к грекам прибыли персидские парламентёры с требованием сдаться. Греки объявили, что готовы умереть, но сдаваться не собираются. Тогда персы обманом выманили Клеарха и других командиров и убили их. Отряд греков оказался обезглавленным. Но это не подкосило их, не подорвало надежду на спасение. Наёмники общим голосованием избрали новых командиров на место погибших. В их числе был Ксенофонт.

Теперь персы постоянно нападали на «отряд десяти тысяч». Грекам ничего не оставалось, как двинуться вверх по течению Тигра. Когда они поднялись на Армянское нагорье, прибавилась новая напасть. Горцы обстреливали незваных гостей с высот, устраивали засады в глухих ущельях.

К тому же наступила зима, а зимы в этих местах значительно суровее средиземноморских, к которым привыкли греки. На горных перевалах солдаты утопали по грудь в снегу, многие гибли от морозов. Но Ксенофонт и другие командиры сумели воодушевить солдат, вдохнуть в них мужество и волю к победе. Когда наёмники, преодолев ряд горных хребтов, вышли, наконец, к Чёрному морю в районе города Трапезунда, их было 8 тыс. 600 человек.

Ксенофонт вспоминал, что, увидев море с вершины одной из гор, «воины стали со слезами обнимать друг друга и старших и младших начальников». И пусть до родины было совсем неблизко, самые трудные переходы остались позади. А уж у моря греки не боялись пропасть. Грекам удалось раздобыть некоторое количество кораблей. Правда, на всех их не хватило — часть отряда плыла теперь по морю вдоль северного побережья Малой Азии, а часть передвигалась пешком. К концу 400 г. до н. э. бывшие наёмники Кира прибыли к Черноморским проливам. На этом поход завершился.

«Поход десяти тысяч» показал грекам: с персами можно успешно воевать даже на их территории, в самой глубине вражеской страны. Держава Ахеменидов оказалась значительно слабее, чем предполагалось. Впоследствии, при завоевании Персии, Александр Македонский воспользовался опытом Ксенофонта и его соратников.


Поделиться ссылкой