Походы русов на Византию

Славяне на Днепре
Н.К. Рёрих. Славяне на Днепре

В IX столетии в Восточной Европе, на огромном пространстве от Балтийского до Чёрного моря, выросла новая сила. На важнейшем торговом пути «из варяг в греки», связывавшем Скандинавию и Византию, обосновались бродячие разноплемённые дружины воинов и купцов, получившие вскоре название русов.

Русы сначала оседали в восточнославянских племенных градах, держали в руках торговлю по пути «из варяг». Со временем вокруг русов, умелых воинов, свободно перемещавшихся по связывавшим славянские «роды» рекам, объединяются отдельные племенные «княжения».

На протяжении IX столетия возникли отдельные княжества русов: Киевское, Новгородское, Полоцкое, которые постепенно сплачиваются в единую Русь.

Ещё задолго до того, как этот путь подошёл к блистательному завершению, русы начали тревожить набегами южных соседей — греков, византийцев. Боевая мощь русов вполне могла потягаться с армией и флотом Восточной Римской империи. Русы соединяли навыки морского боя викингов с силой и вековым опытом славянских дружин. Нередко русы оказывались союзниками или наёмниками византийских императоров, подолгу жили в греческих городах. Но русские князья стремились и поживиться за счёт Византии, а главное — обеспечить свободную торговлю и максимум привилегий своим купцам.

Подданные империи и сами были не без греха. На «варваров» с севера смотрели свысока, судили неправедно, а то и безнаказанно убивали. Любой такой эпизод русы воспринимали как обиду, смываемую лишь кровью. Если Византия не уступала требованиям о справедливости как её понимали на Руси, — греков следовало принудить.

Первые дружины пришли вслед за купцами и наёмниками по пути «из варяг» ещё в IX в. Набегам русов подвергались византийские владения в Крыму, Черноморское побережье Малой Азии. Киевские русы в 60-х гг. IX в. даже подступали с моря к Константинополю и в итоге длительных войн навязали империи выгодный мир. Тогда же их вожди приняли крещение - казалось бы, залог будущей дружбы с Византией.

Но к началу X в. власть в Киеве сменилась. На великокняжеском столе оказался выходец с новгородского севера Олег, язычник, с Византией никакими обязательствами не связанный. Он также стремился обеспечить свои интересы на юге. И война началась снова. Богатства столицы императоров, Константинополя (по-славянски Царьграда), продолжали манить русов.

Очень трудно отделить в сведениях о ней, дошедших до нас через тысячелетие, правду от вымысла. Русские летописи создавались спустя 150—200 лет после этих событий по передававшимся из уст в уста при княжеском дворе преданиям. В них, естественно, истина приукрашивалась, древние князья превращались в былинных героев. Сливались в памяти потомков и события разных лет. Древнейший летописец XI в. не знал даже точных дат походов предков на Византию. Его поправил автор созданной в начале XII в. знаменитой Повести временных лет — но по своему разумению, исходя из имевшихся у него на руках договоров Руси с греками.

Предание о походе Олега на Царьград начинается с приближения к византийской столице русского флота из сотни «кораблей» — парусных ладей, в каждом из которых было по 40 воинов. Греки, узнав о подходе Олега, натянули цепи через Суд — главную гавань византийской столицы — и закрыли городские ворота. Олег высадился под стенами Царьграда и велел вытащить на берег корабли. Его воины опустошили городские предместья.

Затем по приказу князя воины изготовили колёса и поставили на них ладьи. Тут поднялся попутный ветер, и корабли «с поля пошли к городу». Такой ловкий (хотя маловероятный) приём, кстати, известен и из скандинавских саг. Напуганные приближением флота по суше, греки выслали к Олегу гонца со словами: «Не губи города, дадим дань, какую хочешь». Олег остановил приступ. Греки вынесли ему еды и вина — с хитрым умыслом отравить князя. Олег отверг угощение, повергнув тем врагов в ещё больший ужас. Греки вынуждены были уплатить щедрый откуп и обязаться платить его впредь. Олег получил в добычу золото и шелка. В знак победы он повесил на воротах Царьграда щит и с тем покинул Византию.

Современники ничего не сообщают о столь грозных для Константинополя потрясениях. Однако в начале X в. на Чёрном и Эгейском морях действительно происходили ожесточённые бои с русами. Русский флот проплывал, конечно, и из Чёрного моря в Эгеиду — мимо Константинополя, наводя страх на его обитателей. Итогом этих столкновений стало подписание византийцами двух договоров с Олегом. Первый из них относится к концу 906 или к 907 г. Он-то и прекратил войну, обеспечив привилегии русским купцам в Константинополе и назначив грекам дань-откуп в пользу Руси. Следующий договор подписали в 911 г. Он утверждал союз между Русью и Византией и гарантировал права русов на греческой земле.

Скандинавское надгробие
Скандинавское надгробие. Эти памятники, рассеянные по всей Северной Европе, отмечают пути странствий храбрых викингов (варягов).

Союз с Византией продержался до 30-х гг. X в. В обмен на щедрую плату русские дружины отправлялись воевать за империю против наступавших на неё мусульман. Византия втянула Русь в свою войну с её могущественным кочевым соседом — Хазарским каганатом. Русские войска нанесли удар по хазарским владениям на Таманском полуострове. В ответ хазары вторглись на Русь. Не видя пользы в союзе с Византией, русский князь Игорь разорвал его и договорился о союзе с хазарами.

Начавшаяся помимо русских интересов новая война с Византией и кончилась злосчастно. 11 июня 941 г. к Константинополю подошёл огромный русский флот из 10 тыс. ладей. Русы попытались войти в Мраморное море, однако путь им преградили византийские корабли. Был применён «греческий огонь» — горючая смесь, не гаснущая на море, самое страшное оружие имперского флота. Огонь поверг русов в панику, ладьи стали разворачиваться, многие были атакованы в тыл византийцами, потоплены или захвачены.

Тем не менее Игорь, сам командовавший флотом, не сдавался. Он не ушёл на север, а повернул вдоль азиатского берега Чёрного моря на восток. Отойдя немного от места битвы, он высадил большой отряд. Русы успели углубиться в пределы Византии и изрядно разорить их в отместку за гибель соплеменников. Однако в конечном счёте их настигло огромное войско — все азиатские силы империи под предводительством командующего Иоанна Куркуаса. Разбитые русы отступили к кораблям. Наступила осень, приближалась зима. Русы, страдавшие от нехватки продовольствия, решили вернуться к европейскому берегу. Здесь их вновь атаковал византийский флот под командованием Феофана. Поход окончился катастрофой. Множество кораблей сгорело, и лишь нескольким удалось бежать. Спасся и сам князь.

Несмотря на это, Игорю всё-таки удалось завершить войну с относительной выгодой. Через три года он, собрав немалое войско и заключив союз с кочевниками-печенегами, подступил к границам союзной тогда грекам Болгарии. Византийцы сочли за лучшее вступить в переговоры. Игорь горел жаждой мести, но дружинники предпочитали мир войне с империей. «Или с морем кто в союзе?» — иронично спросили они у князя. Князь сдался на уговоры. В конце 944 г. новый договор с Византией был подписан. Он был менее выгоден, чем договоры Олега, но сохранял основные его достижения.

Итоги первых войн Руси с Византией неоднозначны. Русское государство только-только появлялось (даже не появилось в полном смысле слова) на карте мира. Пока это был большой союз племён, объединённый в том числе общим стремлением к торговой и военной прибыли. Так что и неполноценные победы, и прямые поражения в войнах с великими державами того времени вполне объяснимы. Тем более важно, что Русь этими войнами громко заявила о себе на международной арене. Сиюминутные интересы князей с их жаждой к наживе исчезали в прошлом. Права, добытые их мечами для подданных, оставались и немало обогащали строящуюся Русь из поколения в поколение.


Поделиться ссылкой