Русско-крымская война (1571-1572 гг.)

Ни одна внешнеполитическая проблема не стояла перед Российским государством в XVI в. так остро, как оборона южных степных границ от набегов крымских татар. Ливонская война в Прибалтике сулила торговые выгоды, но не отражала непосредственной угрозы. Агрессию Казани можно было остановить дипломатическими методами или посадить на престол прорусски настроенного правителя. Однако обширная южная граница являлась источником постоянной опасности для Московии. Только за первую половину столетия крымчане предприняли 43 крупных похода на Русь.

Крымское ханство

Несмотря на благодатные природные условия Крыма, земледелие и скотоводство здесь в то время были развиты слабо. В стране не хватало собственного продовольствия, особенно хлеба. В результате Крымское государство пошло по пути создания паразитирующего хозяйства. Основными занятиями крымских татар стали грабёж и работорговля. С этой целью они осуществляли многочисленные набеги на соседей — Речь Посполиту и Московию. В момент их проведения «крымские улусы» пустели: всё мужское население старше 15 лет уходило на войну.

Крымские татары великолепно владели холодным оружием и стрельбой из лука. В случае необходимости хан мог бросить на Русь до 40—50 тыс. всадников, а с привлечением сил союзников — до 100 тыс. и более. Единственным серьёзным недостатком крымской армии была нехватка огнестрельного оружия.

Русско-крымская война 1571 года

Иван IV Грозный. Средневековый портрет (парсуна). XVII в.
Иван IV Грозный. Средневековый портрет (парсуна). XVII в.

В 1570 г. царь Иван Грозный со всем войском ожидал нападения татар на Оке в районе Серпухова. Но крымчане не появились. Нашествие произошло весной 1571 г. Хан Девлет-Гирей привёл к стенам Москвы около 40 тыс. всадников. В тот момент в распоряжении русских «береговых воевод» (командующие пограничными силами, прикрывавшими переправы через Оку) имелось не более 6 тыс. человек. Основные силы Ивана Грозного находились в Прибалтике, где шла Ливонская война.

Девлет-Гирей, обойдя пограничный отряд, с помощью русских перебежчиков форсировал Оку и двинулся на Москву. 23 мая 1571 г. татары внезапно появились у стен русской столицы. Степняки подожгли посады. Ветер перебросил огонь на центральную часть города. Начался сильный пожар, который опустошил город. Командующий русскими частями воевода князь И. Д. Бельский, раненный в стычке с татарами, задохнулся от дыма в погребе собственного двора. Взрывами в двух местах были разрушены укрепления Кремля.

Современники утверждали, что в Москве тогда погибло от 120 до 300 тыс. человек (крымский посол называл другую цифру — 60 тыс. убито и столько же пленено по дороге в оба конца). Три месяца в городе разбирали пепелища и развозили трупы.

Лёгкость, с которой достались победа и огромная добыча, пожар и разорение русской столицы, бессилие царя и его воинства открывали перед Крымом и стоящей за ним Турцией широкие перспективы. Предвкушая скорую победу, хан отправил русскому царю издевательское послание, в котором требовал, чтобы тот отдал Турции Астрахань, а Крыму — Казань. Кроме того, от Грозного требовалось признать себя «подручным» у «высокого порога» владыки Стамбула.

Сил для отражения агрессии у русских явно не хватало. Иван Грозный, пытаясь предотвратить войну, был готов даже отдать татарам Астрахань. Свою резиденцию после пожара 1571 г. в Москве царь перенёс в Новгород. Сюда зимой 1571/72 г. он вывез казну, всерьёз рассматривая возможность бегства в Англию.

Кампания 1572 года. Битва при Молоди

Осознавая грозящую опасность, Иван Грозный впервые объединил отряды опричников (свою личную гвардию) с остальной армией. На юг перебрасывались все свободные силы. Во главе войска был поставлен опытный военачальник князь Михаил Иванович Воротынский.

В поход выступила вся крымская орда — до 60 тыс. всадников, а также специально посланные Стамбулом отборные части янычар и турецкая артиллерия. По дороге к Девлет-Гирею подошли союзники — ногайцы и другие степняки. Армия вторжения состояла из 120 тыс. человек — огромная по тем временам сила.

В распоряжении Воротынского насчитывалось немногим более 20 тыс. ратников. Таким образом, татары обладали перевесом сил в шесть раз. Тем не менее Воротынский, следуя установившейся тактике обороны, разделил войско на несколько отрядов.

Сам Воротынский с основными силами (8225 воинов), всей артиллерией и передвижными укреплениями («гуляй-город») расположился в Коломне. Тем самым он закрыл дорогу на Москву со стороны Рязани.

В случае необходимости его войско быстро отходило в «гуляй-город» и из-за его стен продолжало отражать атаки противника орудийным и ружейным огнём. В Тарусе разместился воевода князь Н. Р. Одоевский с 3590 воинами. На реке Лопасне встал воевода князь А. В. Репнин с полком численностью 1651 человек. В Кашире — князь И. П. Шуйский с 2063 воинами. Эти три полка должны были оборонять Тульско-Серпуховскую дорогу на Москву. В Калуге находился воевода князь Д. И. Хворостинин во главе 5375 ратников. Таким образом, главные направления на Москву оказались перекрыты русскими отрядами.

26 июля 1572 г. армия Девлет-Гирея вышла к Оке. Его передовой отряд с ходу попытался форсировать реку по Сенькину броду в районе Серпухова. Однако первая атака была отбита заставой Шуйского. Глубокой ночью с 27 на 28 июля конница ногайского хана Теребердей-мурзы неожиданно перебралась через Оку по Сенькину броду. За ней на левую сторону Оки стали переходить и крымские войска.

Срочно к Сенькину броду из Калуги бросился Хворостинин. Русские полки вступили в бой, но вскоре вынуждены были отойти: основные силы татар уже перешли реку, их численность превышала его отряд почти в 20 раз! Тут в дело вступил Воротынский, который нагнал татар, угрожая им с тылу. Против него хан выставил отборную конницу во главе со своими сыновьями. В тот же день, 28 июля, князь Дмитрий Хворостинин настиг ханское войско близ погоста Молоди в 45 верстах от Москвы. Князь атаковал отряд «царевичей» и обратил его в бегство. Девлет-Ги-рею пришлось бросить в бой против Хворостинина 12 тыс. всадников. Но и это не изменило положения в его пользу — к Молоди с «большим полком» уже подошёл Воротынский и приступил к установке «гуляй-города». Не выдержав напора подавляющих по численности степняков, Хворостинин начал отступление, увлёк им неприятеля и вывел своих преследователей к стенам «гуляй-города». Здесь их в упор расстреляли из укрытия стрельцы. Понеся немалые потери, татары отошли.

Расположение русских войск было типичным для тактики того времени. В центре, на холме, находился «гуляй-город», внутри которого разместились большой полк и вся артиллерия. Прочие части стояли поблизости, защищая фланги и тыл «гуляй-города». Таким образом, Воротынский заставил противника отказаться от штурма Москвы и принять бой на удобной для русских позиции.

30 июля крымская и ногайская конницы стали переправляться через Пахру в обратную сторону, и в тот же день 40 тыс. татар атаковали объединившиеся русские полки.

Огонь «гуляй-города» косил ряды татарской конницы, а дворянская кавалерия прикрывала его фланги. Об ожесточённости сражения говорит тот факт, что в ходе битвы погиб окружённый охраной хан Илие-мур-за. Его сразил в поединке опричный дворянин-суздалец Т. Аталыкин, пробившийся к нему в одной из контратак сторожевого полка. Позже Аталыкин взял в плен и самого главнокомандующего ханским войском Дивей-мурзу. Понеся огромные потери, крымчане отступили.

31 июля и 1 августа армии стояли друг против друга. Полки Воротынского настолько потеряли в числе, что были собраны внутри укреплений «гуляй-города». Степняки отбили русские обозы и окружили противника. Запасы пищи в русском лагере таяли. Дворяне начали резать своих лошадей. Стояла жара, и русские страдали не только от голода, но и от жажды — татары отрезали их от реки. Пленный Дивей-мурза заявил Воротынскому, что будь он на свободе, то уморил бы русское воинство в осаде за 5—6 дней.

2 августа сражение возобновилось с новой силой. Главным для татар было развалить укрепления «гуляй-города». Осыпая русский лагерь градом стрел, татары бросились на приступ. Русская артиллерия в упор расстреливала их из-за стен «гуляй-города», дворянская конница предпринимала неожиданные вылазки, контратакуя противника. Но, несмотря на огромные потери, татары рвались к укреплениям «гуляй-города». Те, кому удавалось достичь его, пытались голыми руками растаскивать прикрывавшие его деревянные щиты. В кровопролитной рукопашной защитники лагеря рубили татар саблями и секирами.

Воины сторожевого отряда. Литография. XIX в.
Воины сторожевого отряда. Литография. XIX в.

К вечеру нападавшие стали выдыхаться. Воспользовавшись ослаблением атак, Воротынский незаметно для противника по дну лощины вывел из «гуляй-города» основные силы и обошёл крымчан с тылу. В укреплении остался Дмитрий Хворостинин с незначительным отрядом немцев-наёмников. По оговорённому заранее сигналу скрывавшиеся за передвижными укреплениями дружинники Хворостинина открыли огонь из всех орудий, а затем ринулись в атаку. Одновременно в тыл татар обрушился Воротынский. Внезапный удар с двух сторон заставил врага дрогнуть. Паники добавил и слух о том, что это якобы подоспели новгородские полки во главе с самим царём. Войско Девлет-Гирея обратилось в бегство. Разгром был полный. Из почти 120-тысячной армии в Крым вернулось всего 5 тыс. человек. Большое число знатных крымских и ногайских мурз попало в плен.

В битве при Молоди решалась судьба Российского государства, и в этом смысле она явилась одним из важнейших сражений в истории России. Молодинское сражение надолго ослабило татар. Новые набеги они смогли возобновить только через 20 лет.


Поделиться ссылкой