Русско-Турецкая война (1768-1774 гг.)

Инициатива войны 1768—1774 гг. исходила от Османской империи. Вспоминая о былых победах, турки мечтали отбросить Россию от Запорожья, Азова и Северного Кавказа и восстановить положение XVII в., когда Чёрное и Азовское моря являлись «внутренними озёрами» Османской империи. Стратегической задачей России, напротив, было овладение побережьем Чёрного и Азовского морей, что диктовалось потребностями развития страны. Отсутствие выхода к южным морям лишало страну возможности вести широкую внешнюю торговлю.

Кроме того, являясь аграрной страной, Россия была вынуждена довольствоваться слабопригодными для землепашества центральными районами, в то время как плодородные чернозёмы на юге страны не использовались из-за военной опасности со стороны вассала Турецкой империи — Крымского ханства. В XVIII в. по мере роста своего военного и международного авторитета Россия стремилась изменить это положение дел.

Крымские татары. Гравюра В. Мельникова по рисунку Е. Корнеева
Крымские татары. Гравюра В. Мельникова по рисунку Е. Корнеева. 1809 г.

Внешнеполитическая ситуация в Европе благоприятствовала планам Турции. Усиление позиций России в Речи Посполитой беспокоило Англию, Францию, Австрию и Пруссию. Две последние стремились разделить польско-литовские земли между собой и Россией. Петербург же надеялся удержать под своим влиянием слабеющую день ото дня Речь Посполиту.

В 1764 г. благодаря поддержке России на трон Речи Посполитой был возведён польский магнат Станислав Понятовский, бывший некогда избранником сердца императрицы Екатерины II. По требованию России он предоставил равные права католикам и «диссидентам» (православным украинцам и белорусам, а также немцам-протестантам). Этот закон вызвал резкое недовольство польского дворянства (шляхты). В 1768 г. возмущённые шляхтичи создали конфедерацию в Баре и поднялись против короля, заодно преследуя и истребляя православных.

Рядовой Елизаветградского пикинёрного полка
Рядовой Елизаветградского пикинёрного полка

Усмирять мятеж были отправлены российские войска. По мере их успехов в борьбе с конфедератами претензии Турции к России усиливались. Сначала от русского посла в Стамбуле А. М. Обрезкова требовали, чтобы русские войска в Польше не приближались к пограничным с Речью Посполитой владениям Турции и оставили Подолию. Посол тянул с ответом, а тем временем российские войска нанесли полякам серьёзные удары и подошли к турецкой границе. Жертвами боевых столкновений стали подданные султана: турки, молдаване и татары. Магнаты обратились за помощью к Османской империи, и вскоре турки потребовали от Обрезкова вывести российские войска из Речи Посполитой и восстановить исключительные права католиков. Вслед за этим русский посол был арестован, что означало начало войны.

В предстоящей кампании Турция надеялась создать огромный численный перевес в свою пользу. Турки предполагали, что Россия выставит 100—150 тыс. солдат и офицеров, в то время как сами были готовы мобилизовать 400 тыс. человек. Эта мощная армия с территории Дунайских княжеств (турецких владений в Валахии, Молдавии и Бессарабии) должна была вторгнуться в Речь Посполиту, разгромить там русских, а затем начать наступление в глубь России. Активную поддержку обещал султану крымский хан Крым-Гирей.

Отсутствие у России флота в Чёрном и Средиземном морях позволяло Турции, по мнению её стратегов, не заботиться о безопасности тыла.

Пётр Семёнович Салтыков
Пётр Семёнович Салтыков

Для России война с Турцией в разгар польского кризиса была нежелательной. Однако и у русских полководцев на случай столкновения с османами имелся свой план. Русские войска должны были вести наступление на трёх направлениях. Первая армия генерала князя А. М. Голицына (90 тыс. человек) двигалась из Киева к Дунайским княжествам. Вторая армия генерала П. А. Румянцева (35 тыс.) из Екатеринослава наносила удар по Крыму. Отдельный корпус разворачивал военные действия на Кавказе. Планировалось, что сильный отряд кораблей Балтийского флота под командованием генерал-аншефа графа Алексея Григорьевича Орлова, брата екатерининского фаворита Григория Орлова, войдёт в Средиземное море и направится к берегам Турции, дабы оттянуть часть турецких сил с основного фронта на Дунае.

Хотя к 1768 г. обе державы (особенно Турция) были настроены решительно, их готовность к войне была далека от идеала. Турецкая армия по сравнению с российской была довольно отсталой. Кроме того, турки не могли сразу собрать свои гипотетические 400 тыс. на Дунае. Большая часть их сил была разбросана по малоазиатским просторам, а чтобы перебросить их в Европу, требовались месяцы. Русские также не были готовы к длительной войне. Полки в Польше не обладали полным комплектом солдат и оружия, большая часть военных припасов оказалась негодной. Денежные средства, отпущенные на содержание войск, были израсходованы на другие нужды, а часть их попросту разворована.

Новый, 17б9 год начался для России с несчастья. В январе полчища крымцев обрушились на её южные окраины. Это нашествие татар стало последним в истории России. Российское правительство имело информацию о готовящемся набеге, потому большинству пограничных провинций удалось отразить нашествие. Однако одна, расположенная в верхнем течении реки Ингул и её притока Ингулец, так называемая Новая Сербия, где проживали сербские и русские переселенцы, была страшно опустошена. Татары угнали в плен несколько тысяч человек, захватили скот и прочее имущество. Поход возглавлял сам Крым-Гирей, который и умер в этой экспедиции. Его преемником стал не менее агрессивный в отношении России Девлет-Гирей IV. Набег 17б9 года ещё раз показал опасность крымской угрозы. Решением этой проблемы могли стать только ликвидация ханства и присоединение Крыма к России.

Князь Александр Михайлович Голицын
Г. X. Килиан. Князь Александр Михайлович Голицын. 80-е гг. XVIII в.

Основные события войны развернулись на Дунае. Весной 1769 г. армия князя А. М. Голицына по бездорожью и в страшную непогоду начала наступление в сторону турецкой границы. Осадив крепость Хотин, Голицын потерял много солдат от болезней и потому был вынужден снять осаду и отступить обратно за Днепр. Однако и у турок дела шли неважно. В Хотине кончилось продовольствие, и османы оставили крепость. В сентябре 1769 г. Голицын вступил в Хотин, а корпус генерал-лейтенанта графа И. К. Эльмпта занял город Яссы. Жители Молдавии, в большинстве православные, по призыву своего духовенства присягнули Екатерине II. А в ноябре 17б9г. русские войска вступили в Бухарест. Однако это не спасло Голицына. За слабые успехи он был отозван и заменён Петром Александровичем Румянцевым (1725 — 1796), проявившим яркий полководческий талант во время Семилетней войны.

Как уже говорилось выше, Румянцев первым начал отходить от линейной тактики, заменив её более совершенным строем — атакой колоннами и стрелковыми цепями. Для Румянцева была характерна забота о солдатах и их нуждах не только в бою, но и в мирное время. Он поощрял инициативу офицеров, доверяя командирам самостоятельно принимать решения. Его взгляды разделяли большинство видных российских военных, в частности братья Орловы, Г. А. Потёмкин и, конечно, А. В. Суворов.

Тем временем было решено атаковать Турцию там, где она этого не ждёт, а именно в Эгейском море, у берегов покорённой османами Греции. Подготовке экспедиционного военно-морского корпуса уделялось особое внимание. К 1769 г. из 50 балтийских кораблей различных классов создали пять эскадр. Общее командование было поручено А. Г. Орлову. Правительство Екатерины II рассчитывало на восстание греков, недовольных турецким владычеством. Потому Орлов должен был призывать покорённые турками народы подниматься против угнетателей. Большой удачей оказалось то, что Англия, враждуя с Францией (союзником Турции), не препятствовала военным операциям России.

Граф Г. Г. Орлов.
Граф Г. Г. Орлов.

В июле 1769 г. из Кронштадта вышла первая эскадра. Во главе её стоял адмирал Г. А. Спиридов. Ему предстояло выполнить весьма трудную задачу: проложить путь для остальных судов из Балтики в Средиземное море в условиях, когда одна из великих морских держав — Франция была враждебна России, а сам русский флот не имел по пути следования морских баз.

Погода тоже была против русских: частые штормы, ураганные ветры выводили из строя паруса и такелаж. Однако экипажи справились с трудностями, а длительный переход сплотил эскадру в отличное, умелое и дерзкое соединение. Вслед за Спиридовым шла вторая эскадра контр-адмирала Д. Эльфинстона.

Французский кабинет предлагал напасть на русский флот сразу после прохода им Гибралтарского пролива, соединяющего Атлантику и Средиземное море. Но Людовик XV счёл эту операцию опасной, и русские эскадры благополучно миновали Гибралтар.

В феврале — мае 1770 г. русские корабли подошли к Морее (южной части Балканского полуострова, называемой также Пелопоннесом). В Морее вспыхнуло восстание, однако его не поддержали в других частях Греции. На помощь грекам высадилось несколько русских десантов, но эта операция принесла мало пользы. Турки утопили греческое восстание в крови. По приказу Орлова русские эскадры отошли к островам Эгейско-гом моря (Архипелагу), чтобы вступить в бой с турецким флотом.

23 июня (4 июля) 1770 г. российская разведка обнаружила, что османские корабли стоят на якоре в проливе у острова Хиос. Вскоре произошёл ряд морских сражений в Хиосском проливе, самым важным из которых явилась Чесменская битва.

Обер-офицер легкоконного полка
Обер-офицер легкоконного полка

Османский флот под командованием Капудан-паши Хасан-бея стоял у Чесменской бухты, обладавшей мощной береговой артиллерией. Турецкая эскадра насчитывала 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и около 50 вспомогательных судов, обладая 1400 пушками. Корабли стояли на якорях, выстроенные в две изогнутые, как полумесяцы, линии. Построение было настолько плотным, что орудийный огонь могла вести только первая, обращённая к морю, линия.

Непосредственное руководство сражением осуществляли адмиралы Г. А. Спиридов и С. К. Грейг. Русский флот уступал в численности османскому (9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирских! корабль и 17 вспомогательных; всего 740 пушек). Но у русских было преимущество в манёвре: у них могли действовать все корабли и пушки, направив свой огонь против первой линии турецкого флота, в то время как вторая линия османов оставалась без действия.

Утром 24 июня (5 июля) российские корабли построились в кильватерную колонну и по ветру стали быстро наступать на турецкий флот. Подойдя на 0,5 кабельтова, русские, против тогдашних военно-морских приёмов, не останавливаясь, развернулись и дали мощный пушечный залп по противнику. Затем завязался ожесточённый бой.

Русский линейный корабль «Евстафий» (флагман первой эскадры), на борту которого находились адмирал Спиридов и брат главнокомандующего Фёдор Орлов, взял на абордаж османский флагман «Риал-Мустафа». На верхней палубе «турка» начался пожар, который перекинулся в пороховые погреба. Колоссальный взрыв потряс окрестности, и турецкий флагман исчез с водной поверхности в считаные секунды. Взрыв «Риал-Мустафы» повлёк гибель и «Евстафия», но благодаря слаженным действиям команды большинство её членов спаслись — пропали без вести восемь моряков.

Главнокомандующий Алексей Орлов, увидев взрыв, счёл всю команду, включая брата, погибшей и, как позднее вспоминал, «почувствовал, что он человек, и упал в обморок, но скоро пришедши в себя, приказал поднять все паруса и бросился своим кораблём на неприятеля». Потеряв флагманский корабль, турки пришли в замешательство. Капитаны приказывали обрубать якорные канаты и уходить во внутренний рейд бухты под охрану береговых батарей. Последнее оказалось ловушкой: русские заперли османов в бухте, а турецкие пушки не могли вести огонь по русским судам, так как им мешали собственные корабли.

25 июня (6 июля) русские не предприняли новых атак, и турки рассчитывали на небольшую передышку. Но против обыкновения (тогда корабли не вели боевых действий в темноте) ночь с 25 на 26 июня не принесла им спокойствия. По предложению Спиридова было решено атаковать в темноте с помощью брандеров (кораблей-поджигателей). Исход боя решили умелые действия экипажа одного из брандеров под командованием лейтенанта Д. С. Ильина. Несмотря на пальбу турецких орудий, он подвёл пылающий корабль к борту 84-пушечного османского судна. Вскоре «осман» загорелся и взорвался. Его горящие обломки разлетелись по всей бухте и подожгли оставшиеся турецкие корабли. К утру 26 июня (7 июля) османский флот был уничтожен.

Русский флот продемонстрировал необычайную смелость, профессионализм и новаторство командующих. Они решительно ломали «классические» правила своего времени. Участники Чесменского сражения были щедро награждены Екатериной II, а Алексей Орлов получил титул графа Чесменского. Но одна, пусть даже большая, морская битва не могла сразу привести к выгодному для России исходу войны. Тем более что турки при помощи французов частично восстановили военный флот.

Теперь своё слово должна была сказать армия на главном фронте в Дунайских княжествах. Здесь войска Румянцева дважды нанесли поражения туркам у Рябой Могилы 16 (27) июня и на реке Ларге 7 (18) июля 1770 г. В бою у места впадения Ларги в Прут против русских выступили объединённые силы турок и крымских татар. Противники России оставили на поле брани около 1000 человек убитыми, в то время как русские потери составили 29 человек. Самое крупное сражение Дунайской кампании 1770 г. произошло 21 июня (2 июля) 1770 г. у реки Кагул. Здесь Румянцев, имея 27 тыс. солдат и офицеров и 118 пушек, разбил турецкую армию численностью 150 тыс. человек при 150 орудиях.

Успех русской армии объяснялся тем, что Румянцев игнорировал правила линейного построения, которых придерживались османы. Он применил новый метод сближения с неприятелем — выдвинул главные силы к месту сражения несколькими колоннами под прикрытием передовых отрядов. Это позволило нанести врагу внезапный удар такой силы, которого турки не ожидали. Для отражения возможного нападения турецкой конницы русские построились в особый боевой порядок — дивизионное каре (прямоугольное построение пехоты, по его углам была установлена артиллерия, а внутри находилась кавалерия).

Чесменская битва. Гравюра. XVIII в.
Чесменская битва. Гравюра. XVIII в.

С началом боя русская пехота и пушки огнём отразили атаку османов, нанеся им значительные потери. После этого из-за рядов пехоты неожиданно появилась конница, которая опрокинула противника, обратив его в бегство. За эти победы генерал Румянцев был награждён орденом Святого Георгия 1-й степени и произведён в фельдмаршалы. В последующем за действия за Дунаем он был удостоен титула графа Задунайского. В июле — октябре 1770 г. русские овладели крепостями Килия, Аккерман и Измаил. Особое стратегическое значение имел Измаил, запиравший выход Дуная в Чёрное море. Но вскоре помимо турок возникла новая угроза для русской армии. Румянцев отмечал, что его войско тает от эпидемий, дурной воды и пищи, и предлагал начать переговоры. Однако Турция, поддерживаемая Австрией, не желала идти ни на какие соглашения. В 1772 г. ситуация изменилась. В этом году Россия, Пруссия и Австрия нашли компромисс в польском вопросе и провели первый раздел Речи Посполитой.

В Стамбуле известие о разделе Речи Посполитой произвело тягостное впечатление. Турки не исключали, что европейцы способны договориться и о разделе Порты, и потому согласились на переговоры, которые начались летом 1772 г. в Фокшанах. Однако достичь договорённости не удалось. Русские требовали независимости Крымского ханства, что грозило потерей суверенитета Крыма и его переходом к России. Османы с этим не согласились, и война продолжилась.

В 1773 г. армия Румянцев приступила к форсированию Дуная. Чтобы отвлечь внимание неприятеля от переправы основной группы войск, отдельные русские отряды перебирались через Дунай в различных пунктах. В кампании «ложных переправ» особенно отличился отряд А В. Суворова, который производил разведку боем у турецкой крепости Туртукай.

В отряд Суворова входило 700 пехотинцев и 200 конных донских казаков. Пешая часть его отряда форсировала Дунай ночью 10 (21) мая 1773 г. на 20 гребных судах.

Граф А. Г. Орлов после Чесменского сражения
Граф А. Г. Орлов после Чесменского сражения

Для достижения полной внезапности корабли отчалили от берега довольно далеко от Туртукая на притоке Дуная реке Арджеш, а затем вышли в Дунай. Тем временем казаки незаметно переплыли Дунай вплавь на конях и под Туртукаем встретились с пехотинцами. Атакованный внезапно 4-тысячный туртукайский гарнизон открыл беспорядочный орудийный огонь, который мало мешал русским. С громовым «Ура!» солдаты бросились на штурм. Не подозревая о малой численности нападавших, османы бежали, оставив убитыми 1500 человек. Разрушив укрепления, русские покинули Туртукай, в который вскоре вернулись турки. Но 16 (27) июня Суворов опять напал на крепость и снова разгромил уже 5-тысячный её гарнизон.

Тем временем Румянцев отдал приказ о форсировании Дуная основной частью Первой армии. Авангард основных сил 7(18) июня атаковал 6-тысячный отряд турок и с ходу захватил понтонный мост в 30 км от Силистрии. С 9 (20) по 10 (21) июня 1773 г. главные силы Дунайской армии перешли Дунай, и корпус Г. А. Потёмкина начал осаду Силистрии. Большие обозы русской армии под охраной оставили на левом берегу Дуная. Эта мера оказалась разумной, так как сил для полного разгрома османской армии у Румянцева не оказалось, и он в ноябре 1773 г. отвёл армию на зимовку на левый берег.

С весны 1774 г. русские войска возобновили активные действия на правобережье Дуная. Основные силы Дунайской армии вели борьбу за мощные турецкие крепости Рущук и Силистрия. Чтобы отвлекать османские войска от Силистрии и Рущука, из Дунайской армии были выделены отряды А. В. Суворова и М. Ф. Каменского, которые самостоятельно наступали на Шумлу и Базаржик. 2 (13) июня 1774 г. Каменский взял Базаржик.

Сражение при Кагуле 21 июня 1770 г.
Д. Ходовецкий. Сражение при Кагуле 21 июня 1770 г.

9 (20) июня 18-тысячный отряд Суворова двинулся в направлении Козлуджи. Дорога шла через густой лес. Неожиданно русский авангард был атакован превосходящими силами османов. В тяжёлом бою туркам удалось опрокинуть казачью конницу, причём Суворов с небольшой группой солдат оказался отрезанным от своих и едва не погиб. На выручку командиру бросились Суздальский и Севский пехотные полки. Они пробились к Суворову, и вскоре вокруг них собрались оставшиеся силы русских. Суворов решил двигаться вперёд, несмотря на атаки турок. Наконец, русские вышли из леса на открытое поле... прямо на 40-тысячную османскую армию, о подходе которой к Козлуджи русские даже не догадывались. Османы открыли орудийный огонь, но Суворов принял беспрецедентное решение — атаковать! С отчаяньем обречённых русские пехотинцы и казаки бросились на врага. Огонь косил их ряды, но отряд Суворова неумолимо продолжал приближаться к османам, надеясь знаменитой русской штыковой атакой сломить противника. Решимость русских возымела успех. В турецких полках началась паника, солдаты, не слушая офицеров, побежали. На поле битвы русские захватили 29 орудий и 107 знамён.

Адмирал С. К. Грейг.
Адмирал С. К. Грейг. Гравюра Д. Уокера с оригинала Д. Г. Левицкого. 1788 г.

Успешными были действия русской армии и на других фронтах. В 1771 г. для боевых операций в Крыму была сформирована Вторая армия во главе с генерал-аншефом князем В. М. Долгоруковым. Поддерживала действия сухопутных войск вновь созданная Азовская военная флотилия, составленная из кораблей нового класса, названных «новоизобретёнными». Они походили на маленькие фрегаты или канонерские лодки, имели небольшую осадку 2,5 м, но обладали сильной артиллерией. На каждый корабль устанавливали 12—16 пушек калибром до 12 фунтов и несколько двух или трёхпудовых мортир. Всего было построено 10 «новоизобретённых» кораблей и 65 более мелких вспомогательных судов. В 1771 г. армия Долгорукова захватила Крым. За этот успех Долгоруков был награждён орденом Святого Георгия 1-й степени, золотой шпагой с алмазами и титулом Крымский.

После захвата Крыма база русской эскадры была перенесена из Таганрога в Керчь. Теперь Азовская флотилия должна была охранять крымское побережье от османских десантов. Русский флот уступал турецкому в численности и классе кораблей, но не боялся сражений. Так, 23 июня (4 июля) 1773 г. два «новоизобретённых» корабля под командой капитана 2-го ранга Я. Г. ван Кинсбергена недалеко от Балаклавы вели 6-часовой бой с тремя линейными кораблями и одним небольшим судном турок. Турецкие суда, получив серьёзные пробоины, были вынуждены уйти. Подобное происходило повсеместно. Поэтому османы, имея в Чёрном море мощный флот, так и не сумели высадить десант в Крыму.

Г. А. Потёмкин во главе кавалерийского полка
Г. А. Потёмкин во главе кавалерийского полка. М. М. Иванов.

Итоги войны

Битва при Козлуджи поставила точку в войне. Ресурсы Блестящей Порты были истощены, и турки согласились на переговоры. Мир был выгоден и для России. На Урале и Волге с сентября 1773 г. полыхало восстание Пугачёва, и Екатерина II стремилась поскорее завершить войну. Мир был заключён 10 (21) июля 1774 г. в болгарской деревне Кючук-Кай-нарджи.

К России отходили причерноморские города Керчь, Еникали, Кинбурн, а также Кабарда на Северном Кавказе. Россия получила право иметь военный и торговый флот на Чёрном море. Торговые суда могли свободно проходить в Средиземное море через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы. Дунайские княжества остались за Турцией, но Россия теперь могла защищать в них права православных.

Турция обязывалась выплатить контрибуцию в 4 млн рублей. Но самой существенной потерей Блистательной Порты явилось признание независимости Крымского ханства, что впоследствии привело к его присоединению к России.




Поделиться ссылкой