Великий восточный поход Александра Македонского

Медаль с изображением Александра Македонского
Медаль с изображением Александра Македонского

Что же толкало греко-македонян на восток? Сам Александр, несомненно, прежде всего мечтал о личной славе, которую должны были принести ему великие победы, и расширении своей власти. Но почему пошли за ним граждане греческих полисов?

В Греции в IV в. до н. э. наблюдался общий кризис. Страна становилась беднее, ощущались недостаток ресурсов для её дальнейшего развития, перенаселённость. Но совсем недалеко, за Эгейским морем, лежали обширные просторы Персидской державы, где богатств было несравненно больше, а плотность населения по сравнению с Элладой невелика. Естественно, у греков возникала идея — прийти и «взять» эти земли. Тем более что они неоднократно убеждались: в бою они гораздо сильнее, чем персы, Персия — государство огромное, но внутренне слабое. К тому же у греков имелся и достойный повод к походу — «месть» персам за вторжение в Грецию при Ксерксе в 480 г. до н. э. «Ответный удар» (через 150 лет!) представлялся грекам делом благородным и даже священным.

Весной 334 г. до н. э. Великий Восточный поход начался. Александр в качестве царя Македонии и гегемона общегреческого союза переправился с войском в Малую Азию, в персидские владения. По приблизительным подсчётам, армия состояла из 30-тысячного пехотного контингента и 5-тысячного отряда кавалерии.

Большую часть армии составляли македоняне и представители других народов, живших на территории Македонского царства. Это были воины, обладавшие великолепными боевыми качествами, обученные ещё при Филиппе II. 12 тыс. солдат, в основном гоплитов, были греками. Из них 7 тыс. входили в состав полисных ополчений, выделенных участниками союза. Остальные являлись наёмниками.

Вся армия была превосходно вооружена, её сопровождал технический персонал для сооружения осадных приспособлений. На восток с Александром отправилось немалое количество учёных и писателей, которые должны были запечатлеть поход в памяти поколений. По греческим масштабам войско, вступившее в пределы державы Ахеменидов, было весьма крупным. К тому же в дальнейшем по запросу Александра к нему неоднократно прибывали подкрепления из Греции и Македонии. Но силы греко-македонян, конечно, не могли идти ни в какое сравнение с теми сотнями тысяч воинов, которые в случае необходимости могли выставить персы. Персия, где правил в то время царь Дарий III, по-прежнему оставалась колоссальной империей. Но чем дальше, тем больше обнаруживалась её непрочность и отсталость.

Последние персидские владыки осознавали слабость своих армий. Лучшим выходом им казалось привлечение на службу всё большего числа греков-наёмников, блестяще показавших себя во время «похода десяти тысяч». Множество греков служило в армии Ахеменидов на разных постах: от рядовых до командиров самого высокого ранга. Один из этих наёмников — талантливый полководец Мемнон с Родоса являлся командующим вооружёнными силами персов в Малой Азии. Безусловно, сильнее греко-македонского был превосходивший его по численности более чем в два раза персидский флот, основу которого по-прежнему составляли корабли финикийцев.

Первые победы

Гаспар де Крейер. Александр и Диоген
Александр и Диоген. Гаспар де Крейер

В начале Восточного похода противники Александра сами облегчили ему задачу. Мемнон настаивал на отступлении в глубь материка. Он предлагал заманить армию Александра, с тем чтобы истощить её, а затем, получив стратегическое преимущество, внезапно напасть и разгромить. Однако персидские сатрапы, управлявшие Малой Азией, отвергли план Мемнона, отстранили его от командования и решили немедленно дать генеральное сражение. Оно состоялось в 334 г. до н. э. на берегах речки Граник, неподалёку от места высадки Александра. Силы сторон, примерно равные по количеству, размещались на разных её берегах. Берег, на котором стояли греко-македоняне, был низким, а противоположный, занятый персами, — высоким и крутым. Это значительно усложняло атаку для войск Александра. Поэтому на военном совете Парменион — виднейший македонский полководец, «правая рука» Александра — предложил выждать, когда враги сами пойдут в наступление. Ведь в сражениях, как правило, потери со стороны нападающих значительно больше, чем обороняющихся.

Однако Александр не желал медлить. Подвергаясь большой опасности, он во главе правофлангового кавалерийского отряда стремительно форсировал Граник и вступил в схватку с персами. Уже под прикрытием его отряда переправились через речку и основные пешие полки греков. Смелый натиск решил исход боя, и персы подверглись полному разгрому.

Так впервые проявилась одна из самых ярких черт военного искусства Александра — применение конной атаки на наиболее важном направлении. Справедливости ради следует сказать, что персидские сатрапы провели сражение совершенно бездарно. Не доверяя отрядам греческих наёмников, они поставили их в настолько неудобное, отдалённое от фронта место, что те практически вообще не смогли принять участие в битве, а потом были вынуждены сдаться.

Изображение Александра Македонского в виде древнегреческого бога Геракла
Изображение Александра Македонского в виде древнегреческого бога Геракла

После столь убедительной победы македонскому царю добровольно сдались греческие города Ионии, находившиеся под властью Ахеменидов со времён Анталкидова мира 387 г. до н. э. Сопротивление Александру оказали лишь Милет и Галикарнас, в которых позиции персов были особенно сильны, но и их скоро удалось захватить. Александр торжественно провозгласил освобождение ионийцев от чужеземного владычества.

Затем он начал планомерное завоевание Малой Азии. Он прошёл по южному побережью полуострова (области Ликия и Памфилия), повернул на север, во внутренние районы (области Фригия, Пафлагония, Каппадокия), а после, преодолев горный хребет Тавр, вновь спустился к Средиземному морю в Киликии. В конце концов вне его контроля остались лишь труднодоступные горные районы на севере и востоке Малой Азии.

В тылу уходящего на восток греко-македонского войска действовал большой персидский флот, курсировавший в Эгейском море. Мемнон, теперь возглавлявший его, захватил некоторые греческие острова и, собственно, господствовал в Эге-иде (бассейн Эгейского моря). Он замышлял перенести военные действия в Грецию, а также занять Черноморские проливы и тем самым пресечь все связи греко-македонской армии с родиной. Неожиданно Мемнон скончался, однако угроза быть отрезанным от Эллады по-прежнему существовала для Александра. Македонский царь сознавал, что в данный момент он не в состоянии противостоять персам на море, но предпочитал пока не обращать внимания на эту опасность. Он смело продвигался вперёд.

В 333 г. до н. э. войско Александра, миновав Малую Азию, перешло в Северную Сирию. Навстречу уже шла огромная (200—250 тыс. человек) персидская армия во главе с царём Дарием III, лично взявшим на себя командование. На границе между Киликией и Сирией противники разминулись: в то самое время, когда Александр по одному из горных проходов пробирался на юг, по параллельному проходу в противоположном направлении прошёл Дарий. Прибыв в Киликию и обнаружив, что неприятеля там уже нет, персидский царь бросился в погоню. Александру сообщили, что за спиной у него мощные вражеские силы. Необходимо было разворачиваться и давать бой.

Два войска сошлись в сражении (333 г. до н. э.) у города Исса, в узкой долине, на пересечённой местности между горами и морем. Численное превосходство персов осталось нереализованным в ходе битвы именно из-за недостатка пространства. Ход сражения во многом напоминал битву при Гранике. Решающую роль вновь сыграла конная атака греко-македонян. Александр, командовавший правым флангом своего войска, ударил с кавалерийским отрядом по центру персов, туда, где находилась ставка Дария. Возглавлявший левый фланг сил Александра Парменион нёс в это время значительные потери. Но Александр, невзирая ни на что, неудержимым натиском прорубался сквозь ряды противника, стремясь к колеснице персидского царя. В разгар битвы, исход которой был ещё далеко не решён, Дарий, видя неумолимо приближавшегося к нему македонского царя, впал в панику и обратился в бегство. Персидское войско, лишившись владыки, растерялось и потерпело поражение.

Новые планы

После сражения при Иссе в руках Александра оказалась походная казна Дария, а также вся семья персидского царя, позорно брошенная им. Но, что самое главное, эта победа сделала Александра господином положения, открыв ему путь в центральные области Персии. Отныне планы македонского царя радикально изменились. Если ранее он мог довольствоваться захватом Малой Азии, то теперь стремился к власти над всей державой Ахеменидов.

Однако чтобы реализовать новые планы, необходимо было сначала обезвредить персидский флот. Поэтому царь Македонии двинулся в Финикию, откуда направлялись в Эгейское море военные корабли персов. Почти все финикийские города, крупные центры торговли и мореходства, сдались Александру без боя. Подчинившись новому владыке, они предоставили в его распоряжение свои эскадры, отозвав их из ахеменидских военно-морских сил. В результате флот Александра за короткий срок значительно вырос. Персидский же флот, потеряв таким образом почти все корабли, перестал представлять серьёзную опасность.

Из городов Финикии отказался сдаться лишь древний Тир. Он находился на острове и потому считался неприступным. Однако *-Александр как будто задался целью доказать, что для него нет ничего невозможного. Он построил дамбу, соединившую остров с материком, и осадил город. После изнурительной семимесячной осады Тир пал. Под властью македонского царя оказалась также Палестина, причём мощное сопротивление оказала находившаяся в э той области сильная крепость Газа.

Из Финикии Александр двинулся в Египет. Он отверг мирные предложения Дария III, отдававшего ему все земли вплоть до реки Евфрат. Александр желал всей огромной Персии, и не меньше.

В 332 г. до н. э. греко-македонское войско без всякого сопротивления овладело богатым Египтом. Сатрап этой области Персидского царства добровольно перешёл на сторону Александра. Теперь Персия была полностью отрезана от Средиземного моря. В Египте Александр дал своим воинам длительный отдых.

В Египте Александр, по местному обычаю, был провозглашён фараоном. Но, согласно представлениям древних египтян, фараон должен быть обожествлён. Поэтому Александр совершил паломничество к находившемуся в оазисе посреди пустыни святилищу верховного египетского бога Амона. Там жрецы объявили его сыном этого бога. С тех пор Александр начал активно пропагандировать идею своего божественного происхождения. В Египте, на берегу Средиземного моря, новый фараон основал город Александрию, которому выпала великая будущность — он стал самым крупным городским центром всего античного мира.

Конец Ахеменидов

В 331 г. до н. э. Александр Македонский, наконец, направился во внутренние области Персии. К этому времени Дарий собрал новое колоссальное войско. Его численность, по оценке античных историков, доходила до миллиона человек. Эта цифра не кажется слишком преувеличенной, если учитывать, что царь Пер-сии рассматривал грядущее решительное столкновение ЯМ как свой последний шанс. В любом случае на стороне Дария был огромный перевес сил. Против десятков тысяч солдат Александра выступали сотни тысяч воинов Дария. Наиболее грозным оружием были колесницы с длинными и острыми вращающимися серпами, укреплёнными по обеим сторонам оси. Врезаясь в строй противника, они рубили воинов на куски. Впрочем, греки уже умели бороться с этим оружием. Они расступались перед несущимися колесницами, пропускали их, а затем наносили удары по их незащищённому тылу.

Последнее крупное сражение Александра с Дарием произошло 1 сентября 331 г. до н. э. в Северной Месопотамии, недалеко от реки Тигра, на обширной равнине у местечка Гавгамелы. Поле боя на этот раз было выбрано персами, и его природные условия благоприятствовали им: здесь они могли свободно развернуть все свои силы и попытаться реализовать огромное численное преимущество.

Битва была ожесточённой и продолжалась почти целый день, причём долгое время ни одна из сторон не имела решающего перевеса. В сражении при Гавгамелах полководческий гений Александра проявился в полной мере. Царь, по обыкновению, взял на себя командование правым флангом греко-македонской армии, который находился примерно напротив центра персов. В начале битвы он совершил неожиданный обманный манёвр — двинул свои силы вправо вдоль персидского фронта. Дарий не понял цели этого манёвра и оказался в замешательстве. Через некоторое время он приказал силам своего левого фланга выдвинуться навстречу врагу. В результате в его построении образовался разрыв между левым флангом и центром. Именно этого и ждал Александр! Он во главе конницы немедленно устремился в появившуюся брешь. Как и в битве при Иссе, он опять пробивался прямо к ставке персидского царя.

Воины Дария в свою очередь перешли в наступление на левом фланге греко-македонян и теснили их там. Парменион, командовавший этой частью армии Александра, находился в чрезвычайно трудном положении. Ряды его войск были прорваны, и персы начали их окружать. Парменион послал гонца к Александру с просьбой о помощи. Но тот не отозвался. Он был занят другим — не обращая внимания на опасность, продолжал натиск на персидский центр. В результате с точностью повторилась ситуация предыдущей встречи Александра и Дария на поле боя. Владыка персов растерялся и бросил собственную армию. Персидские войска опять обратились в бегство.

Александр и теперь не стал преследовать Дария, укрывшегося в одной из своих столиц — городе Экбатане (центр Мидии в Северо-Западном Иране), а двинулся прямо в сердце Персидской державы. Древний Вавилон был без боя сдан управлявшим им сатрапом. Так же поступил и наместник Суз, административной столицы царства Ахеменидов, где находились бюрократический аппарат и государственная казна. Некоторое сопротивление было оказано лишь при взятии Персеполя, священного города персидских царей, центра области Персида, где родилось могущество персов. Но и он скоро оказался в руках Александра.

Александр всегда милосердно относился к жителям завоёванных земель, уважал их обычаи и традиции, старался не допускать мародёрства и вандализма. Единственное исключение — его поведение в Персеполе. Город был отдан воинам на разграбление, а находившийся в нём великолепный царский дворец предан огню. Это был демонстративный акт мести персам за нашествие на Грецию в начале V в. до н. э., за сожжение Афин. Ведь именно такая месть была одной из главных официальных целей войны. Видимо, Александру нельзя было обойтись без того, чтобы не подорвать собственную репутацию в общественном мнении Греции.

Дав войску отдых, Александр пошёл на север, в Экбатану, где скрывался Дарий. Узнав о его приближении, персидский царь решил бежать в восточные сатрапии. Он намеревался собрать там новые силы и продолжить борьбу. Но приближённые царя составили против него заговор, арестовали и убили его, бросив на дороге. Новым владыкой Персии провозгласил себя участник заговора Бесс — сатрап Бактрии, самой восточной области Ахеменидской державы. Когда Александр, преследовавший Дария, обнаружил его тело, он приказал воздать покойному царские почести и похоронить его в родовой усыпальнице персидских владык.

Семья Дария III перед Александром Македонским
Семья Дария III перед Александром Македонским. Паоло Веронезе. 1565 г.

На востоке персидской державы

После смерти Дария Александр объявил своему войску, что цель войны, ради которой на Коринфском конгрессе был создан общегреческий союз под македонской гегемонией, полностью достигнута, «священная месть» персам свершена. В связи с этим он распустил отряды, направленные в союзное войско греческими полисами, и разрешил воинам вернуться домой. Но предложил тем из них, кто пожелает, остаться с ним для дальнейших военных действий — уже в качестве наёмников. Большинство воинов решили остаться с удачливым полководцем.

Кроме того, с Балканского полуострова прибывали новые подкрепления. Каждый очередной успех Александра приводил к появлению всё большего числа греков-добровольцев: они были рады присоединиться к столь победоносному и выгодному мероприятию, как Восточный поход.

Итак, войско македонского царя, двигавшееся на восток, увеличивалось в размерах. Правда, во многих завоёванных городах царю приходилось оставлять гарнизоны для поддержания порядка.

После гибели Дария Александр приобрёл новый статус. Теперь он воспринимал себя преемником Ахеменидов, ставшим по праву победителя законным владыкой Персидского царства. Дальнейшие его походы имели целью восстановление единой власти над всеми подчинёнными персам территориями и борьбу с самозванцами, самым опасным из которых был Бесс, организатор убийства Дария. Этот сатрап, продолжая отступать на восток, в подвластные ему области, и провозгласил себя царём под именем Артаксеркса IV.

Преследуя Бесса, Александр с войском прошёл по горным районам Восточного Ирана. В 329 г. до н. э. он прибыл в Среднюю Азию. Бесс был вскоре схвачен и казнён. Но здесь македоняне неожиданно и впервые за всё время Восточного похода столкнулись с упорным сопротивлением местного населения.

Развернулась настоящая партизанская война. Вождём восставших (в основном местных ираноязычных народов) был талантливый полководец Спитамен. Он со своей лёгкой конницей уничтожал македонские отряды, оторвавшиеся от основных сил, захватывал города и поселения, завоёванные македонянами. Александру приходилось вновь и вновь подчинять своей власти одни и те же местности. Например, такой крупный город, как Мараканда (ныне Самарканд), пришлось захватывать несколько раз.

Долгое время все попытки схватить Спитамена оказывались неудачными: получив известие о подходе греков, он скрывался в пустыне. Лишь после долгой борьбы с Александром Спитамен потерпел окончательное поражение, бежал к сакам, кочевым племенам, родственным скифам, которые когда-то тоже вели войну с греками. Однако саки к этому моменту решили пойти на соглашение с Александром и в знак искренности своих намерений убили Спитамена и отослали его голову македонскому владыке.

Шарль Лебрен. Въезд Александра Великого в Вавилон
Въезд Александра Великого в Вавилон. Шарль Лебрен

Покорение Средней Азии потребовало от Александра напряжения всех сил. Два года понадобилось великому завоевателю на то, чтобы утвердиться в среднеазиатских областях — Согдиане и Бактрии. Он с чудовищной жестокостью расправлялся с жителями мятежных городов и районов, истребляя десятки тысяч человек, и подчёркнуто милостиво относился к тем, кто подчинялся добровольно. Легенды об ужасном «Искандере Двурогом» — Александре Македонском — сохранялись среди народов Средней Азии много веков.

В 327 г. до н. э. Средняя Азия была наконец покорена. Александр основал в долинах рек Оке (Амударья), Яксарт (Сырдарья) и их притоков несколько новых городов, которые стали его опорными военными базами. Почти все эти города получали одно и то же название — Александрия.

К тому времени численность армии, находившейся под командованием македонского (а теперь уже и персидского) царя, возросла до 120 тыс. Рост происходил не только благодаря прибытию подкреплений из Греции, но и за счёт включавшихся в войско персидских отрядов, особенно кавалерийских Это приводило даже к снижению роли собственно греко-македонской фаланги на полях сражений.


Поделиться ссылкой