Загробный мир в скандинавских мифах

Один жил во дворце Валаскьяльф с серебряной крышей. Он восседал на троне Хильдскьяльф, с которого мог наблюдать девять миров скандинавской вселенной. Он решал судьбу воинов в сражении, забирая лучших и причисляя их к своей личной страже в Вальхалле. В Вальхалле они пировали каждую ночь, поедая неиссякаемую свинину вепря Сехримнира, запивая ее неиссякаемым медовым молоком козы Хейдрун. На следующий день они, рискуя, вступали в бой и вновь погибали на поле брани.

В ирландской мифологии дворец мертвых Брудхен также походил на Вальхаллу, с его пирами, музыкой и любовными утехами. Другой образ загробного мира в ирландской мифологии — страна Тир-на-н-Ок, или Земля вечной молодости, — был также идиллическим местом. Оссиан (Ой-шен) сюда последовала за своим возлюбленным Ниафом, где они жили счастливо 300 лет.

В валлийской мифологии загробный мир называли Аннуин (Аннон), о нем повествуется в сказании о Пуйле.

Герой оскорбил Арауна, правителя Аннона, и на один год поменялся с ним местами, чтобы загладить вину. В целом Пуйл нашел мир мертвых не самым плохим местом, если не считать того, что ему пришлось убить врага Арауна. Темная сторона мира мертвых отражена в поэме «Жертвы Аннона» (X в.), в которой рассказывается о гибели большей части рыцарей короля Артура в поисках магического котелка.


Поделиться ссылкой