Камиль Писсарро (1830-1903)

«Счастлив тот, кто может разглядеть красоту в обычных вещах, там, где другие ничего не видят! Всё — прекрасно, достаточно лишь уметь присмотреться.»
Камиль Писсарро

Есть люди, которые всегда ищут нового. А есть люди, всегда остающиеся приверженцами уже достигнутого. Это не хорошо и не плохо, характеры у всех разные. Но Камилю Писсарро удалось и то, и другое: упорным трудом он достиг высот в живописи, выбрав путь импрессионизма, и при этом никогда не боялся оставить освоенное ради эксперимента.

Француз с Антильских островов

Камиль Писсарро
Камиль Писсарро

Камиль Писсарро родился в небольшом портовом городке острова Сент-Томас в Карибском море. Его отец-еврей был женат на креолке, торговал скобяным товаром. Детство Камиля прошло в Вест-Индии. В Париж он приехал в возрасте одиннадцати лет (в 1841 году): родители отправили его туда учиться. Директор пансиона Пасси сразу обратил внимание на художественное дарование мальчика и посоветовал развивать его. На Сент-Томас Камиль вернулся, когда ему исполнилось семнадцать. Отец тут же отправил его торговать в лавку, и в течение пяти лет юноша пытался совместить работу за прилавком и занятия рисованием.

Однако на более долгий срок его терпения не хватило. Камиль открыто заявил отцу, что совершенно не собирается становиться коммерсантом, а станет рисовать, и поступил в ученики к датскому художнику Фрицу Мельби. Датчанин был старше Камиля всего на пару лет, но в отличие от него имел прекрасные навыки живописи. Спустя годы Писсарро писал о том времени: «В 1852 году у меня была хорошо оплачиваемая работа на Сент-Томасе, но я там не выдержал. Недолго думая, я все бросил и удрал в Каракас, чтобы полностью расстаться с буржуазной жизнью». Два года спустя Камиль вернется на родной остров, но только для того, чтобы снова уехать — во Францию, и на этот раз навсегда.

Его приняли в Академию Сюиса, где Камиль приобрел прочные профессиональные знания, однако на его творческую манеру это обучение особо не повлияло. Писсарро вообще обладал свойством учиться у всего и у всех и щедро делиться выученным и найденным в собственных поисках, которые вел постоянно. Уже первые картины Камиля — пейзажи, написанные в окрестностях Парижа, — отличались четко наметившейся манерой письма, выработанной им самостоятельно.

Писсарро многое почерпнул в реализме Курбе, но его кумиром стал Коро. Знаменитый пейзажист разрешил юноше указывать в каталогах выставок, что он ученик Коро. Впервые полотна Камиля Писсарро, в частности «Пейзаж в Монморанси», были выставлены в Парижском салоне 1857 года. Его работы имели успех, но добрые отношения с жюри Салона у Писсарро так и не сложились.

Выставлялся Писсарро и в Салоне отверженных, и примерно тогда же познакомился с будущими импрессионистами: Клодом Моне, Альфредом Сислеем, Фредериком Базилем. Пожалуй, принципы импрессионизма он стал применять при написании своих работ даже раньше других соратников. Свет и воздух — вот главные герои его картин уже в то время.

Постепенно палитра Камиля светлела, освобождаясь от влияния Коро. Писсарро писал все более широкими и пластичными мазками. Любимым местом пленэра на долгие годы для него стал Понтуаз, расположенный на реке Уазе. Художник смело разбавлял холодные зеленые и синие тона теплыми. Небо и зелень смотрелись еще воздушнее от мазков красного и желтого, какими Писсарро наносил на картину людей или черепицу крыш.

Камиль Писсарро «Каштаны в Лувесьене»
Камиль Писсарро «Каштаны в Лувесьене» (1870)

В 1869 году Камиль с семьей переехал в Лувенсьенн, но начавшаяся франко-прусская война заставила его, как и многих других живописцев, бросить все имущество и бежать, сначала в Бретань, а оттуда в Лондон. В 1870 году он писал своему другу Теодору Дюре: «Я не останусь здесь; только за границей чувствуешь, как Франция велика, прекрасна и гостеприимна. Здесь все иначе! Здесь встречаешь лишь равнодушие, презрение, даже грубость. Художники тут завидуют и не доверяют друг другу. Здесь нет искусства, здесь все предмет коммерции».

Однако в Лондоне Писсарро ждала еще одна встреча — с Клодом Моне.

Друзья были счастливы, хотя и находились вдали от родины, но они были вместе, оба восхищались лондонскими видами и моли работать — чего еще желать? Они ходили по музеям, изучали полотна Тёрнера, Гейнсборо, Лоуренса и Констебла и очень много писали, Моне — в парках, а Писсарро — в предместье Норвуда, где он пытался уловить и воплотить на холсте эффект тумана, снега и наступающей весны.

«Импрессионисты на верном пути, их искусство здоровое, оно основано на ощущениях и оно честное» (К. Писсарро)

«Папаша Писсарро»

После войны Камиль вернулся в Понтуаз. Как Аржантей для Моне, этот пригород Парижа стал для Писсарро тем местом, где он вел творческий поиск и воплощал свои замыслы. Открытый и уравновешенный, Писсарро всегда привлекал людей, и со временем вокруг него начала собираться творческая молодежь, художники, среди которых были Поль Сезанн и Арман Гийомен. Писсарро особенно сдружился в Сезанном, и в картинах того периода, периода расцвета для Камиля, отчетливо видно влияние, которое живописцы оказывали друг на друга.

Принципы работы Писсарро были просты: он искал натуру по своему темпераменту, форма и цвет интересовали его гораздо больше, чем собственно рисунок. Он писал, пытаясь выделить самое существенное в увиденной натуре, удержать и передать мгновенное впечатление от увиденного. Молодых товарищей по цеху Писсарро учил работать, охватывая сразу все полотно и постепенно заполняя его до того момента, когда добавить будет уже нечего.

В эти годы окончательно сформировался его хорошо узнаваемый стиль. В картинах Камиля Писсарро мы не найдем ни декоративности, присущей Сислею, ни изумительной, неповторимой верности глаза Моне, но зато в них есть глубокое понимание природы и сила кисти, с которой художник обращался вольно и свободно. Он писал не только пейзажи, но и людей, делал зарисовки из крестьянской жизни.

«Дорога в Лувесьенне» (1870), «Въезд в деревню» (1872), «Жатва» (1876), «Красные крыши» (1877), «Отец Мелон за распиливанием дров» (1879) — можно продолжать перечислять шедевры тех лет. Тонкое владение техникой градации одного цвета,«унаследованной» от Коро, смелость в противопоставлении контрастных тонов, выдержанная, продуманная ритмика полотен — все говорит о том, что перед нами работы уже сформировавшегося мастера.

Камиль Писсарро «Въезд в деревню Вуазен»
Камиль Писсарро «Въезд в деревню Вуазен» (1872)

Художник всегда очень, много делал для признания импрессионизма, умел уладить почти любой конфликт, помогал, поддерживал, хлопотал... Он — единственный из импрессионистов, кто принял участие во всех восьми организованных ими выставках. Его, старшего в содружестве импрессионистов, по-дружески называли «папаша Писсарро» и, несмотря на разногласия, все относились к нему с равной теплотой.

А ведь на плечах Камиля лежала забота о жене, бывшей горничной его родителей, и семерых детях. Если Писсарро не работал, то целыми днями искал покупателей на свои полотна. В конце концов, ему повезло. Коллекционер Поль Дюран-Рюэль, когда-то купивший две его картины, заключил с Писсарро контракт на монопольное право продажи его работ. Материальные проблемы многодетного семейства были решены. И только в 1901 году живописец захотел снова вернуть себе право свободно распоряжаться картинами.

«Конечно, кое­кто из известных художников нас не признаёт, но разве не следовало ожидать этого разногласия, когда мы вторглись в самую гущу схватки, чтобы водрузить здесь наше скромное знамя?» (К. Писсарро)

Вечный поиск

Всегда находившийся в активном творческом поиске Камиль Писсарро оставался таким до самого конца жизни. В возрасте пятидесяти пяти лет художник не побоялся отказаться от не только сложившейся, но и приносившей доход манеры письма, чтобы попробовать силы в новом направлении — пуантилизме. В этой манере работали неоимпрессионисты Жорж Сёра и Поль Синьяк. Помимо чисто профессионального риска, папаша Писсарро не побоялся и гнева друзей — Моне, Сислей и Ренуар возмущенно осуждали его за отступление от их общих художественных принципов и не желали выставляться вместе с пуантилистами.

Камиль Писсарро «Урожай»
Камиль Писсарро «Урожай» (1882)

Однако Камиль Писсарро настоял на том, чтобы картины Сёра и Синьяка, а также его собственные, и работы его сына Люсьена, писавшего в той же манере, были приняты на Восьмую выставку импрессионистов, хотя они и демонстрировались в отдельном зале.

Работа с чистым цветом увлекала и завораживала мастера, но очень скоро он понял, что ему все-таки недостаточно только точки, чтобы выразить через нее свои эмоции, — ему нужен мазок. Так и не сумев найти другой выход, в 1889 году Писсарро отказался от пуантилизма и вернулся к своей прежней манере.

В 1892 году Камиль Писсарро предпринял поездку в Англию, откуда привез целый ряд прекрасных работ, в том числе «Риджент-парк» (1892) и «Лондонский парк» (1892). По возвращении он, уже шестидесятисемилетний, вдохновился примером Клода Моне, начавшего писать свои знаменитые серии: «Стога», «Японский мостик», «Руанский собор». Несмотря на слабеющее зрение, Писсарро создал замечательную серию видов парижского бульвара Монмартр.

Камиль Писсарро «Бульвар Монмартр. После полудня, солнечно»
Камиль Писсарро «Бульвар Монмартр. После полудня, солнечно» (1897)

Казалось, стареющий живописец никогда не утратит интереса и тяги ко всему новому. На склоне лет Писсарро пробовал себя в литографии и офорте и снова добился успеха, хотя сам говорил, что не понимает, чем привлекают зрителя «эти бесформенные пробные офорты».

За долгую творческую жизнь Камиль Писсарро не получил никаких наград от государства, ни одна его картина не была куплена официальными учреждениями. Но куда важнее было то, что его несомненный талант признавали не только друзья, но и художники-соперники, представители иных направлений. После смерти Камиля Писсарро символист Шарль Морис сказал: «В его лице французское искусство лишилось одного из выдающихся живописцев и графиков XIX века», — едва ли не самая достойная эпитафия.

«Не бойтесь того, чтобы положить цвет, нарисуйте великодушно и решительно, поскольку это лучшее, чтобы не потерять первое впечатление». (К. Писсарро)

Поделиться ссылкой